ЯРИЛО

СЛАВЯНСТВО

Польша

Ярило.Ру

ХРОНИКА

Летописи

Часть 3


Глава 61. Конрад, мазовецкий князь, делается опекуном Болеслава Стыдливого

Затем, после смерти знаменитого князя Лешка, Конрад, его брат, князь Мазовии, взял под свою опеку своего племянника Болеслава Стыдливого, еще не достигшего совершеннолетия, вместе с его княжествами Краковским и Сандомирским и с другими землями. Но после того как Болеслав достиг зрелости и, отказавшись от опеки, вместе со своей матерью 1 пожелал отобрать у своего дяди Конрада свои владения, Конрад и мать Болеслава и его самого связал и посадил под стражу в городе Сецехове. Спустя некоторое время, благодаря заступничеству сецеховского аббата он [Болеслав] избежал плена и стал владеть крепостями Завихостом и Сандомиром, которые сами с почтением перешли к нему как естественному их господину. Завладев ими, он вызвал на помощь в борьбе против своего дяди своего двоюродного брата Генриха Бородатого, силезского князя, сына Болеслава Высокого. Генрих, поспешно прийдя на помощь своему брату Болеславу, совместно с ним завязал не мало сражений против своего дяди Конрада, опустошая Краковскую и Сандомирскую земли, прежде чем они смогли изгнать его из этих земель 2. После изгнания Конрада Генрих Бородатый, упомянутый князь силезский, с согласия Болеслава стал владеть Краковским княжеством 3 и частью Сандомирской земли.

Этот Генрих передал Опатовский монастырь, аббатом которого был Герард, епископ русских, избранный вновь для католиков, там проживающих, любушскому епископству, а все имущество русского епископства, некогда относящееся к Опатовскому монастырю, включил в состав имущества упомянутой любушской церкви 4.

Во время [правления] этого Генриха укрепился нечестивый обычай, а именно ограбление костелов. Так, монастырь в Енджееве, костел в Прандоцине, костел св. Андрея под краковской крепостью, а также скарбимирский и другие костелы были ограблены упомянутыми Генрихом и Конрадом, а затем, после захвата, и осквернены.

Глава 62. Как Конрад повел языческие народы против племянников

Итак, Конрад, домогаясь владений племянника и считая свое изгнание позором, часто водил ятвягов 5, сковитов 6, пруссов 7, литвинов 8, жмудзинов 9, нанятых за деньги, на сандомирские земли своего племянника, [желая] их разорить. Они тайно нападают на земли, подвергают их разграблению и опустошению, а также нападают на Кельцы 10, город епископа, и на многие села, прилегающие к этому городу. Ему яростно сопротивлялись жители Кракова и Сандомира, много раз побеждая и язычников и христиан, находившихся при нем, как содержится в исторических анналах 11. Во время [правления] этого Конрада по его призыву, о чем мы говорили выше, языческий народ впервые начал опустошать Польское королевство. Ведь упомянутый Конрад по наущению своей жены 12 собрал большое богатство 13, из которого щедро наградил язычников, помогавших ему. Но он не остался безнаказанным, что будет описано в своем месте.

Глава 63. О пленении Владислава Одонича

В году от Р. X. 1228 Владислав Великий, встретившись со своим племянником Владиславом Одоничем, сразился в битве и, оставшись победителем, взял в плен своего племянника, князя Владислава Одонича. А последний, убежав из плена, на следующий год окончательно изгнал 14 из пределов Польши своего дядю Владислава Великого, прозванного Лясконогим.

Глава 64. Как князь Владислав Великий осадил Гнезно

Затем в году от Р. X. 1231 князь Владислав Великий, прийдя из Рацибужа, окружил крепость Гнезно и, промедлив какое-то время в осаде крепости, не имея сил ее взять, опечаленный, отступил и в этом же году в изгнании закончил свой последний день.

Так Владислав Одонич становится господином всей Польши.

Глава 65. Почему князь Владислав Одонич изгоняется из [своих] земель

Итак, на следующий год, а именно 1232, князь Владислав Одонич, сделавшись правителем всей Великой Польши, желая в свою очередь воздать должное Господу в благодарность за свое возвышение, а также за то, что он имел от законной жены двух сыновей 15, Пшемыслава первого и Болеслава Благочестивого, и вследствие своей преданности и благодарности познаньскому костелу, в котором покоились отец его Одон, Болеслав Великий и другие его прародители, предоставил ему княжеские привилеи 16, освободив все владения костела, которыми до тех пор владели епископ и капитул познаньский, и те, которые они могли справедливым образом приобрести в будущем. Освободил также жителей их от всех податей и повинностей, а именно, от «строжи» (strosza) 16а, от «посошной» (poradlne) 17, от «провода» (przewod), от «подводы» (podwoda) 18, от «дани зерном» (sep), от «постоя» (stan) 19, от военной службы, от всякой юрисдикции воевод, каштелянов и от всех судей и их помощников. Таким образом, люди, принадлежащие к упомянутому костелу, не обязаны никому из них ни отвечать, ни являться по их зову, но только перед лицом своих господ, епископа, прелатов, каноников должны они держать ответ, за исключением трех случаев, вследствие которых люди этого костела должны быть судимы в присутствии своих господ судьею княжеским или королевским. Однако если они присуждены к денежному штрафу, то его взимает не княжеский судья, но церковный того костела, к которому человек принадлежит. Случаи такие: если человек этого костела привел врагов князя для опустошения его земли, если тайно увел людей, подвластных князю, и если замыслил смерть князя — за это должно последовать отсечение головы и пролитие крови. За эти преступления должен выносить приговор не церковный, но княжеский или королевский судья. Вышеупомянутый князь разрешил в этом привилеи Павлу 20, познаньскому епископу и его преемникам чеканить монету в городе Кробия 21, дав ему деревню под названием Сулкова Кробиа и [право] охотиться в любом месте его епископства.

Из-за предоставления [церкви] таких свобод польская знать хотела в следующем году убить князя Владислава, пригласив себе на княжение Генриха Бородатого, князя силезского и краковского. Сопротивляясь его приходу, Владислав Одонич сжег крепость Бнин и восстановил крепость Гнезно.

Другая же причина изгнания этого князя [Владислава Одонича] состояла в том, что Генрих Бородатый, помня о полученных им некогда в Гансаве ранах и об интригах упомянутого Владислава, с согласия и даже приглашения [воинов] 22 вторгся в Польшу, а именно в земли Познаньскую, Калишскую, Пыздренскую, Шредскую и в крепость Бехов, восстановил крепости Бнин и Шрем; укрепил надлежащим образом людьми, понеся расходы. В Шреме он поставил маркграфом Моравии 23 сына своей сестры Аделаиды 24, которую после смерти маркграфа Моравии Дипольда король Богемии Одноокий выгнал из родного края вместе с четырьмя сыновьями 25. С того времени она и пребывала у брата.

Но поляки, спустя какое-то время, тайно проникнув в крепость Шрем, убили его [сына Аделаиды]. А затем и другой — Болеслав — был убит язычниками 26, а третий — Пшемыслав — умер и похоронен в Тшебнице. Четвертый — Дипольд, каноник магдебургский, после ухода из жизни покоится там же.

Таким образом, Генрих со своим сыном Генрихом 27, князья Силезии, сделались правителями земель Польши и Кракова.

Глава 66. Как госпитальеры св. Марии из тевтонского дома 28 проникли в Хелминскую землю

Конрад, вышеупомянутый князь Мазовии, который на Хелминской земле выдерживал многочисленные нападения пруссов и полешан, по совету епископа Гюнтера 29 уступил бородатым обозначенным черным крестом госпитальерам св. Марии Иерусалимской из тевтонского дома Хелминскую землю на 20 лет с той целью, чтобы они с его помощью оказали сопротивление пруссам и полешанам 30. В течение этих лет, поскольку пруссы и другие языческие народы приносили огромный вред землям мазовецкого князя Конрада, вышеупомянутый Конрад вызвал к себе на помощь своего племянника, силезского князя Генриха Бородатого. Опираясь на его помощь и на помощь упомянутых крестоносцев, сокрушил он и пруссов и другие языческие народы, смело на них обрушившись 31. После славного триумфа этой победы часто упоминавшийся Генрих попросил своего дядю Конрада, чтобы он соблаговолил навсегда приписать крестоносцам Хелминскую землю. В ответ на его просьбы этот же самый Конрад навечно милостивым дарением приписал земли между реками Оссой, Вислой и Древенцей вышеуказанным крестоносцам 32.

Глава 67. О смерти князя Генриха Бородатого

В году 1238 Генрих Бородатый, князь силезский, польский и краковский, закончил свой последний день, оставив наследником своего единственного сына Генриха, которого породил от св. Ядвиги 33. А в следующем году, т. е. в 1239, Владислав Одонич, князь Польши, находясь в изгнании, владея лишь небольшой частью Польши, а именно Устьем, Накло, Шремом с их пригородами, переселился ко Христу и покоится он в познаньской церкви.

В этом же году магдебургский архиепископ 34 осадил крепость Любуш, уверяя, что эта крепость во времена Болеслава была завоевана императором Генрихом и подарена им магдебургской церкви. Но, когда большая часть его войска погибла, побежденная поляками, он, опечаленный, отступил.

В этом же году, а именно 1238, татары опустошили и сожгли Венгрию 35 и, захватив добычу, на следующий год вернулись по домам.

Глава 68. Как Болеслав Стыдливый, краковский князь, женился на Кинге

В году, упомянутом выше, Болеслав Стыдливый, сын покойного Лешка, краковского князя, взял себе в жены благочестивую Кингу 36, дочь Болеслава, короля Венгрии. Она, как говорят, родившись, вопреки поведению грудных детей, тотчас так сказала: «Да здравствует царица небес». Сказав так, она перестала говорить до времени, назначенного природой. Она и муж ее вели праведный образ жизни и, дожив до конца дней своих, счастливо отдали богу душу.

Глава 69. Каким образом крепость Лович со своим дистриктом отошла к гнезненской церкви

Затем, в упомянутом году, князь мазовецкий, Конрад, охваченный дьявольским безумием, приказал схватить магистра Яна Чаплю 37, плоцкого схоластика, и, сильно его избив, велел повесить как вора. И вторично уже мертвого, снятого с виселицы, приказал принести и повесить у костела св. Бенедикта на берегу Вислы против плоцкой церкви. И это потому, что Казимир 38, сын вышеупомянутого Конрада, взял в жены дочь Генриха, силезского князя, внучку князя Генриха Бородатого и св. Ядвиги, находившуюся с ним в четвертой степени родства 39, а вышеуказанный схоластик был учителем и воспитателем Казимира, и этот князь Казимир пробыл возле жены в доме тестя, вопреки воле отца, больше положенного времени 40. Князь Конрад возложил вину на магистра Яна, так как предположил, что с его согласия и по его совету князь Казимир осмелился так пренебрежительно [по отношению] к отцу поступить, и вследствие этого он, [Конрад], его убил. Часто упоминаемый князь Конрад после свершения этого злодеяния подарил навечно архиепископу гнезненского костела крепость Лович с ее окрестностями.

Глава 70. О соборе, созванном в Риме Григорием IX 41

Наконец, в году 1240 папа Григорий IX приказал всем архиепископам прибыть в Рим. Епископы же и их капитулы, которые не желали или не имели возможности по какой-либо обоснованной причине [выполнить] это требование, должны были известить об этом через послов, дабы он [папа Григорий IX] имел возможность, опираясь на их совет, отстранить от власти императора Фридриха, которого уже в прошлом году отлучил за то, что тот изгнал некоторых епископов с их мест, а некоторых кардиналов взял в плен, ведь он, находясь в отлучении год и даже более, отказался смириться. Но из-за коварства и хитрости этого самого императора дороги, по которым направлялись идущие в Рим, были перекрыты.

Таким образом, вызванные на упомянутый собор вышеназванным папой Григорием IX явиться не смогли 42.

Глава 71. О первых татарах, которые проникли в Польшу и Венгрию

В году 1241 Батый, татарский хан, со своим войском — народом многочисленным и жестоким, пройдя Русь, вознамерился вторгнуться в Венгрию 43. Но, прежде чем он достиг венгерских границ, он направил часть своего войска против Польши. Они в день Пепла 44 опустошили и город и Сандомирскую землю, не пощадив ни пола, ни возраста. Затем они через Вислицу пришли в Краков, подвергнув все опустошению 45. Недалеко от Ополья их встретили князья [Владислав] опольский и [Болеслав] сандомирский и начали было с ними сражаться, но бежали, не имея возможности сопротивляться ни их многочисленности, ни воле Божьей. И, таким образом, упомянутая часть татарского войска, опустошив Серадз, Ленчицу и Куявию, дошла до Силезии. С ними Генрих, сын Генриха Бородатого, князь силезский, польский и краковский, со многими тысячами вооруженных [воинов] храбро встретился на поле у крепости Легница и, уповая на Божью помощь, уверенно с ними сразился. Но с соизволения Господа, который иногда допускает избиение и своих за их пре ступления, знаменитый вышеупомянутый князь Генрих вместе со многими тысячами несчастных людей пал на поле боя 46. С ним вместе пал подобным образом князь Болеслав, прозванный Щепелка. Когда Батый, татарский князь, вторгся в Венгрию, ему преградили дорогу венгерские короли, братья Бела и Коломан 47. Последние, потеряв в сражении большую часть своего войска, обратились в бегство. Так, Батый, опустошая Венгрию, жестоко убивая людей от мала до велика, не щадя ни пола, ни возраста, переправился через реку Дунай. Пробыл он в этом королевстве год или более, учинив жестокую резню в народе и нечестивое разорение городов 48.

Глава 72. Каким образом Болеслав, сын убитого татарами Генриха, был изгнан из Польши

Болеслав 49, первородный Генриха, которого убили татары, наследуя в княжестве своему отцу Генриху совместно со своими братьями Генрихом 50, Владиславом 51, Конрадом 52 и Мешко 53, не унаследовал кротость отца, [и], проявляя свои звериные наклонности, начал свирепствовать по отношению к полякам, проявлять чрезмерное высокомерие, стал ставить тевтонцев выше поляков, щедро оделяя их поместьями. Вследствие этого поляки отказались от вассальной присяги и добровольно ушли из его владений. Они примкнули к своим природным господам — Пшемыславу и Болеславу, сыновьям покойного князя Владислава Одонича. После того как это произошло, местные жители поляки заняли крепость Пшемент 54, находившуюся под властью силезского князя Болеслава, от которого они отступились, и [также] признали своими господами Пшемыслава и Болеслава.

Глава 73. Каким образом изменник Святополк, поморский князь, поднял пруссов против христиан

Изменник Святополк, который сам себя бесстыдно и нечестиво назначил князем Поморья, окрещенных пруссов, находившихся под властью «бородачей», своим нечестивым советом отклонил от верности им и, присоединив к себе, поднял на мятеж против них. И они, неожиданно напав на тевтонцев, не щадят ни возраста, ни пола и многих из них убивают 55. В отместку за это «бородачи» крестоносцы, объединившись с польскими князьями, захватили крепости вышеназванного Святополка — Вышеград 56 и Сартавицу 57. Также крепость Накло 58, которую этот же Святополк незадолго до того у юношей Пшемыслава и Болеслава обманом занял, взяв из его власти, вернули князю Пшемыславу и его брату. И было это в году от Р. X. 1243, и в это же время Пшемыслав, вышеназванный польский князь, построил крепость Збоньшин 59.

Глава 74. Как Конрад, мазовецкий князь, разграбил имущество краковской церкви 60

В этом же году мазовецкий князь Конрад, вступив в краковский диоцез, разграбил церковные деревни, поджег курию епископа и, нанеся церкви большой урон, невредимым вернулся домой. За это Прандота 61, краковский епископ, выбранный и посвященный в прошлом году в епископский сан, отлучил его от церкви. Его решение утвердил господин Пелка 62, гнезненский архиепископ.

В это же время поморский князь Святополк на основании договора отдал бородатым крестоносцам заложником своего сына Мщивоя 62a, но так как он [Святополк] вскоре, забыв об условиях договора и обещанной верности, совместно с пруссами осмелился в Пруссии поднять восстание, вышеназванного сына его препроводили к тевтонцам.

Также в упомянутом году вышеназванный Конрад, мазовецкий князь вторично вторгся с могущественными силами мазовшан в Сандомирскую землю. Часто упоминавшийся его племянник Болеслав, сойдясь с ним в Суходоле, вступил 63 в сражение и, поразив многих мазовшан, своего дядю Конрада изгнал из [родной] земли.

Глава 75. О пожаре города Хелма

Итак, в следующем году, а именно в 1244, упомянутый князь изменник Святополк, действуя и хитростью и подкупом, приказал поджечь Сартавицу и Хелм и, спустя некоторое время, присоединив к себе большой отряд пруссов, вступил в Куявскую землю 64. Многих христиан нечестиво подверг избиению, а других взял в плен. Он и Куявскую землю вражески опустошил пожаром, а его войско убило двух братьев из ордена миноритов 65.

Глава 76. Каким образом князь Пшемыслав вновь овладел крепостью Калиш

Спустя некоторое время, в упомянутом году польский князь Пшемыслав взял себе в жены Ядвигу 66, дочь силезского князя Генриха, убитого татарами, находившуюся с ним в четвертой или пятой степени родства 67. После торжественной свадьбы польские рыцари заняли крепость Калиш и принесли ее в дар своему князю Пшемыславу. До указанного времени владел ею силезский князь Болеслав 68 отказываясь вернуть ее Пшемыславу и Болеславу 69.

Глава 77. О взятии крепости Санток

В это же самое время и в этом же году поморяне, которые долгое время в древней крепости Санток 70 служили силезскому князю Генриху и его сыну Болеславу, эту самую крепость по собственному желанию отдали князю Пшемыславу.

Глава 78. Как польские рыцари восстали против познаньской церкви

В указанное время упомянутого года вся польская знать (proceres) единодушно восстала против познаньского костела, желая нарушить свободу, которую ему даровал и утвердил своим привилеем Владислав, сын Одона, о чем уже было сказано. Господин Богухвал 71 со своим капитулом до поры до времени уступил их безумию. Но на следующий год, а именно в году 1245, вышеназванные братья, князья Пшемыслав и Болеслав, в ответ на усиленные просьбы господина епископа Богухвала и его капитула прозорливо утвердили привилей отца, содержащий свободы и указанные льготы, и приказали публично оповестить о их выполнении под угрозой наказания. А потом назавтра после дня св. Адальберта 72 князь Пшемыслав опоясал своего брата Болеслава рыцарским мечом, и было это в гнезненском костеле, где архиепископ Пелка служил торжественную мессу.

Глава 79. Как некоторые польские крепости присоединились к силезскому князю Болеславу

В году 1246 частоупоминаемый Болеслав силезский, прийдя в Польшу, основал крепость Копаницу на реке Одре 73. Выйдя ему навстречу со своими войсками, братья Пшемыслав и Болеслав заключили до военного сражения дружественный договор и в благодарность за благо мира передали ему безвозмездно три крепости; Санток, Мендзыжеч и Збоньшин.

Глава 80. О битве в Заришове

Вышеназванный мазовецкий князь Конрад, скорбя душой, что некогда был разбит племянником в Суходоле, и не смиряясь с мыслью оставить без отмщения такой стыд и позор, решил скорее обидеть Бога запятнанной совестью, чем отказаться от мщения 74. Собрав множество литовцев, вторгается он в землю племянника и грабит ее, Болеслав идет ему навстречу, и под Заришовом они сошлись в большом сражении 75. Болеслав, о горе, обращен в бегство, литовцы и мазовшане перебили сандомирцев и краковян и многих взяли в плен.

Глава 81. О разделе земли между Пшемыславом и Болеславом

В году 1247 от Р. X. упомянутые братья Пшемыслав и Болеслав разделили польскую землю таким образом: князю Болеславу — крепость Калиш со всеми окрестностями и всю землю, которая простирается от реки Просны до Пшемента, и саму крепость Пшемент со всеми прилегающими к ней окрестностями. А на север эта местность простирается до реки Варты и до Мосины, и до болота, которое называется Сепно, и далее ограничивается Ланкой и рекой Обра. Остаток же земли Гнезненской и Познаньской с их окрестностями достался во владение князю Пшемыславу. Оба поклялись, что ни тот, ни другой не нарушат этого раздела. Также, под влиянием настойчивых просьб упомянутых князей, епископ познаньский Богухвал принял решение отлучить того, кто, вопреки клятве, осмелится посягнуть на какую-то часть земли брата. Но ни клятва, ни угрозы отлучения не принесли пользы, так как разделение это было нарушено 76, как это явствует из нижеизложенного.

Глава 82. Об осаде крепости Санток

В этом же году и в это же время Барним 77, князь славян (Sclauorum), или кашубов, осадил крепость Санток, и князь польский Пшемыслав поспешил оказать ему сопротивление. На помощь ему поторопился также силезский князь Болеслав, которому принадлежала эта крепость. Увидев, что они пришли, Барним ночью прекратил осаду крепости. Князь же Болеслав, видя усердие и заботу Пшемыслава, проявленную при защите земель, по доброй воле отдал ему крепость Санток.

Глава 83. О возвращении лендзкой крепости

По прошествии нескольких дней упомянутого года Болеслав, князь калишский, брат Пшемыслава, вернул лендзкую крепость, которую куявский и ленчицкий князь Казимир, сын мазовецкого князя Конрада, ранее отдал лендзким монахам, а затем и сам захватил во владение. После этих событий мазовецкий князь Конрад, отец Земовита и упомянутого Казимира, ушел из этого мира 78, оставив Мазовецкое княжество своему сыну Земовиту 79. Брат его Казимир после погребения отца неожиданно занял Ленчицу, Спицимеж и Розпшу, пока брат его Земовит был с матерью на похоронах ища.

Глава 84. О синоде во Вроцлаве, собранном папским легатом

В году 1248 леодыйский архидьякон Яков 80, капеллан господина папы и его легат в Польше, Пруссии и Поморье, созвал синод во Вроцлаве. В нем приняли участие гнезненский архиепископ Пелка, Томаш вроцлавский 81, Богухвал познаньский, Прандота краковский, Михаил влоцлавский 82, Петр плоцкий 83, Нанкер любушский 84 и (G. [eidenricus]) хелминский 85, ([...]) 86 из цистерцианского ордена, который вновь был выбран епископом от аббатства той местности. На этом синоде этот же Яков по совету и с согласия указанных епископов предоставил полякам свободно употреблять в пищу мясо от семидесятницы до пятидесятницы. Ведь поляки привыкли по обычаю первобытной церкви воздерживаться в указанное время от употребления мяса, и так как очень многие нарушали этот обычай и вследствие этого подвергались отлучению, то и возникла опасность для души. Поэтому-то и дана была им индульгенция такого рода.

Глава 85. О подати, выплаченной папе клиром польской провинции

Наконец, в указанном году архиепископ Пелка с епископами и клиром своей провинции через брата Готфрида, исповедника господина папы, в качестве вспомоществования послал римской церкви пятую часть церковных доходов, собранных за три года. Ведь в указанное время папа Иннокентий IV на соборе в Лионе 87 отстранил императора Фридриха от власти, призвав в борьбе с ним светскую власть.

Глава 86. Как деревня Козлове присоединилась к познаньской церкви

В указанном году Богухвал, епископ познаньский, получил деревню Козлово от мазовецкого князя Земовита за 90 марок серебра, которые этот князь должен был выплатить за долги отца. В этом же году и в это же время польский князь Пшемыслав заключил в железные оковы и посадил в тюрьму в крепости Гнезно познаньского каштеляна Томаша и Томислава, и его сына Сендзивоя 88, чашника (pincernam) из рода Наленч. Дело в том, что эти указанные рыцари со своими сообщниками хотели вверить польскую землю силезскому князю Болеславу, изгнав Пшемыслава и его брата. Но их замыслы и коварные намерения, хотя и тайные, стали явными благодаря присутствию князей.

Глава 87. О вторичном разделении польских земель

Затем в году 1249 польский князь Пшемыслав восстановил крепость и город Познань возле собора, а брату своему князю Болеславу отдал Гнезно, Бнин, Гжеч, или Геч, Бехов, Остров, Накло, Устье, Чарнков и Шрем. Болеслав же подарил князю Пшемыславу свою часть крепости и калишской земли, прилегающей к ней.

Глава 88. О передаче [тевтонцам] крепости Любуш

В упомянутое время и в том же году уже упоминавшийся Болеслав, силезский князь, желая отомстить своему брату Генриху, вроцлавскому князю, который незадолго до того забрал его в полон из-за его взбалмошных поступков и связанного держал под стражей в легницкой башне, необдуманно подарил магдебургскому архиепископу знаменитую и сильно укрепленную крепость Любуш своего брата Мешко, который там же в костеле св. Петра похороненный покоится под крепостью, [для того] чтобы он [архиепископ] оказал ему помощь против упомянутого князя Генриха. Опираясь на его помощь, он [Болеслав] старался изгнать навечно этого князя Генриха из родного края.

Прежде всего этот Болеслав начал вводить тевтонцев в Польшу, начал раздавать им поместья и крепости с той целью, чтобы они предоставили ему помощь против его родных братьев, с которьми он без устали вел борьбу 89. Житаву, Згожелец и много других городов и крепостей [он] бессовестно оторвал от силезского княжества. Кто же не убедился, что тевтонцы — мужи деловые и мужественные?

Глава 89. Как князь Пшемыслав вновь приобрел крепость Руден

Спустя некоторое время в указанном году опольский князь Владислав 90, сын покойного Казимира, опольского князя, некогда занявшего крепость Руден с ее окрестностями, находившуюся под властью Владислава Одонича и его сыновей, во время их изгнания, пытался вышеуказанную крепость отдать куявскому князю Казимиру, сыну Конрада, умершего мазовецкого князя, за 500 марок серебра. Мешко 91 же, брат опольского князя Владислава, взял в жены сестру 92 упомянутого князя Казимира. Ему [Казимиру] он выделил в качестве свадебного подарка указанную сумму денег, которую впоследствии, умирая, попросил в завещании своего брата Владислава выплатить его жене. Но, в то время как послы Казимира медлили со взятием упомянутой крепости Руден, польский князь Пшемыслав, обратив в бегство послов указанных выше князей, подойдя к крепости Руден, занял ее при помощи жителей этой крепости.

Я, Богухвал, епископ познаньский, хотя и грешник, услышал (audivit) [и увидел] какого-то святого, говорившего мне: в течение двадцати пяти лет судьба всей Польши исполнится. И я стал расспрашивать говорившего, в хорошем ли смысле или в плохом это надо понимать, но он мне не ответил, и видение исчезло. Во веки веков. Аминь. 93

««В это же время в первую ночь после дня блаженного Иоанна Крестителя я, Богухвал, епископ познаньский, хотя и грешник, услышал [и увидел] какого-то святого, говорившего мне: в течение двадцати пяти лет участь всей Польши исполнится. И я у него, говорившего, стал просить разъяснения, в хорошем ли или в плохом смысле это произойдет, но он мне не ответил. Однако сказал, что и предназначение папы должно исполниться.»»

Глава 90. Каким образом князь Пшемыслав построил крепость Бытом

По прошествии краткого периода времени указанного года Конрад, силезский князь, сын князя Генриха, убитого татарами, в страхе перед своим уже упомянутым братом Болеславом, который, отказываясь дать ему часть земель, пытался не только взять его в плен, но даже [и] убить, удалился в Польшу к Пшемыславу, своему зятю, который принял его гостеприимно и с почетом. И наконец, Пшемыслав, упомянутый князь, собрав войско свое и своего брата Болеслава, гнезненского князя, построил крепость Бытом возле Глогова над Одрой и передал ее упомянутому князю Конраду. А в то время как укрепляли указанную крепость, князь Пшемыслав взял в плен упоминавшегося уже силезского князя Болеслава и заключил в оковы.

Возвратившись в Познань, [он] отдал уже упомянутому князю Конраду в жены свою сестру Саломею. На свадьбе 94 присутствовали Пелка, гнезненский архиепископ, и познаньский епископ Богухвал. Во время торжественной свадьбы познаньский каштелянин Томаш и его сыновья были освобождены из неволи благодаря своим поручителям. Так, с чистой совестью, без обмана и хитрости, они обязались служить навечно и князю Пшемыславу и его брату.

Глава 90 а. О смерти матери Пшемыслава

В году от Р. X. 1249 1 января 95 закончила свой жизненный путь Ядвига, мать князей Пшемыслава и Болеслава.

примечания
оглавление

главная страница

Rambler's Top100

jarilo.ru

2007