ЯРИЛО

СЛАВЯНСТВО

Польша

Ярило.Ру

ХРОНИКА

Летописи

Часть 5


Глава 121. Каким образом калишский князь Болеслав взял себе жену

В году от Р. X. 1258 польский князь Болеслав 1, брат уже покойного Пшемыслава, привел с царскими почестями из краковской земли и свою землю [себе] в жены Елену 2, дочь Белы, венгерского короля, рожденную от сестры св. Ядвиги 3, которую за год до смерти Пшемыслава, своего брата, [он] просватал у краковского князя Болеслава. От нее он впоследствии имел трех дочерей. Одну 4 из которых он прозорливо отдал в жены Владиславу 5, сыну Казимира, куявскому князю, с ней он дал ему Польшу или (и) 6 1200 марок серебра, другую 7 - Генриху, сыну уже упомянутого злейшего Болеслава, князя силезско-легниикого, с которой также дал как приданое 1200 марок серебра или (и) землю Велуньскую и каштелянию рудскую. А третью 8 - для служения Господу Богу отдал в монастырь св. Клары 9 в Гнезно, который он сам основал и вполне обеспечил.

Глава 122. О раздоре между Болеславом и Казимиром, куявским князем

В этом же году польский князь Болеслав начал требовать от Казимира возврата лендзкой крепости с ее округом (districtu), которую этот Казимир [некогда] во времена молодости своей и брата своего занял, и [Болеслав ныне] начал с ним из-за нее войну 10. И когда земли того и другого из-за то и дело возникающих войн совершенно опустели, Болеслав, собрав все свое войско со всей Польши, отважно вступил в Куявскую землю. Подойдя к Иновроцлаву и поставив вокруг него сторожевые посты, храбро осадил его. Ему пришел на помощь Варцислав 11 (Bogufali) 12, поморский князь, с шестьюстами воинами. Казимир, не имея силы противостоять их могуществу, вернул центральную часть лендзкой каштелянии, а лендзкую крепость, которую ранее выстроил, сжег.

Глава 123. О смерти гнезненского архиепископа Пелки

В этом же году гнезненский архиепископ Фулкон, собственное имя которого было Пелка, закончил в Ленчице свой последний день. Муж, характером превосходный, ученый, честный. При его правлении польская церковь во всех отношениях счастливо процветала.

Глава 124. Об избрании гнезненского архиепископа Януша 13

В этом же году гнезненский препозит Януш по общему согласию избирающих был выбран архиепископом упомянутой церкви. После своего избрания он отправил в римскую курию послов, гнезненских каноников, в следующем составе: познаньского декана Генриха, ленчицкого архидьякона Эгидия и Пшибыслава с просьбой о подтверждении его сана и получения паллия 14. Они, прийдя в римскую курию, узнали о постановлении Александра 15, которое гласило, что каждый избранный в архиепископы должен лично явиться к господину папе. Когда указанные послы сообщили об этом своему избранному господину, он тотчас отправился в путь и в ближайшую пятницу перед Великим Постом достиг римской курии в году от Р. X. 1259, и предстал перед господином папой. Последний, увидев его и распросив через кардиналов, утвердил его избрание и в первое воскресенье Великого Поста 16 приказал посвятить его в архиепископы. Вышеупомянутый познаньский декан Генрих и каноник Пшибыслав, вернувшись домой, погибли в районе Ломбардии.

Глава 125. Как Святополк, поморский князь, победил сторожевые посты Варцислава

В этом же году Варцислав, князь кашубов, с каменьским епископом 17 выступил против поморского князя Святополка [вместе] с польским войском, которое польский князь Болеслав прислал [ему] на помощь. Прийдя к Слупску 18, который иначе называется Столп, оставив епископа и его войско, а также некоторых своих, рыцарей на многочисленных сторожевых постах для того, чтобы они, обороняясь, защищали и стерегли достояние и его и поляков, а также оставленную там клиентелу, один с большим войском храбро опустошил землю Святополка. А Святополк, не имея возможности отважно противостоять его силе, обрушился на сторожевые посты, победив епископа с его войском, обратил его в бегство, убил многих рыцарей и оруженосцев, а некоторых взял в плен [и], захватив много трофеев и пленных, ушел невредимым.

Глава 126. Как князь Казимир опустошил землю Калиш

В этом же году, а именно 1259, князь куявский, ленчицкий и серадзский Казимир, собрав в своем войске до двух тысяч сражающихся мужей, в самый день мученика Кириака 19, тайно вторгся в Калишскую землю. Вражески напав на Калиш, разграбил [его] без сожаления. Но, когда слух об этом дошел до польского князя Болеслава, который направлялся в Познань, [Болеслав] поспешно повернул к Калишу, но ни в пути, ни в крепости не мог так быстро собрать войска, кроме тридцати тысяч рыцарей, которые и пришли. К ним он присоединил своих придворных и, всецело положившись на Бога, на которого всегда твердо надеялся, стал преследовать войско Казимира между Клонией 20 и Опатовым, деревней архиепископа, и храбро напал на него [Казимира] в каком-то бору, который называется Солеч. Болеславу и его народу, хотя и немногочисленному, бог чудесным образом внушил такую доблесть, что он обратил в бегство вышеупомянутого князя Казимира с его многочисленными людьми; многие были убиты, некоторые захвачены в плен. Болеслав также отобрал у них захваченную ими добычу - триста верховых коней и взял в плен тяжело или смертельно раненого куявского палатина 21.

Говорят также, что, когда Болеслав стал преследовать Казимира и его войско, такой страх обуял их сердца, что они подумали, будто бы все деревья и есть люди из войска Болеслава и, напуганные этим, избрали средством защиты бегство. Удивительным образом побежденные в этом бегстве, они приписывали дар победы Господу Богу и справедливости Болеслава. И нет сомнения, что свыше была ниспослана помощь всемогущего Господа, который не покидает тех, кто возлагает на него надежды, ведь он [Болеслав] победно с немногими одолел такое множество.

Глава 127. О коварном пленении сановников

В этом же году вышеназванный князь Казимир на каком-то собрании (colloquio), созванном им обманным образом, взял в плен Геркабольда 22, гнезненского палатина, его брата Симона 23, каштеляна этого же места, Николая 24, палатина калишского, и многих других знатных лиц.

Глава 128. О строительстве крепости Пакоще

В этом же году упомянутый князь Казимир с помощью князя Святополка, изменника, построил крепость в Пакоще 25 во владении князя Болеслава в ущерб последнему.

Глава 129. Об опустошении Ленчицкой земли

В этом же году в октаве св. Михаила [князья] Болеслав [князь] польский, Болеслав Стыдливый краковский и сандомирский, Земовит мазовецкий 26 и сын короля Руси Даниила 27 Роман 28, который пришел на помощь указанному князю Земовиту против князя Казимира, его родного брата, сойдясь на Ленчицкой земле, всю ее опустошили грабежом и пожарами. Они построили на этой земле крепость и предоставили ее упомянутому князю Мазовии Земовиту. Князь Казимир, видя, что ему угрожает такая беда и что сопротивляться стольким князьям он не имеет сил, попросил, чтобы ему было дано перемирие до празднества св. Андрея 29, и во время этого же праздника объявили переговоры (colloquium). Во время этих переговоров он заявил, что удовлетворит [требования] тех, чьи меты, земли и крепости, несправедливо занятые, удерживал.

Глава 130. Каким образом татары вторично опустошили Сандомирскую землю

В упомянутом выше году перед праздником св. Андрея [во искупление] грехов христиан в Сандомирскую землю вторглись татары с пруссами, русскими 30, куманами 31 и другими народами и безобразно ее разорили грабежами, поджогами и убийствами. И зная, что большое множество людей со своим имуществом прибыло в Сандомирскую крепость, окружили ее, непрерывно штурмуя. Русские же князья - Василько 32, брат русского короля Даниила, а также упомянутые сыновья - Лев 33 и Роман 35, видя, что осада затягивается, задумали окружить жителей крепости обманным путем. Обеспечив безопасность, [они] сошлись с жителями крепости, убеждая их просить у татар заверений безопасности, и сдать им крепость и имущество, находившееся в ней, чтобы татары даровали им жизнь. Жители крепости, предпочитая [свою] жизнь [спасению] самой крепости и имущества и надеясь сохранить жизнь так, как было сказано выше, обманутые советом указанных князей, будто бы они смогут уйти свободными, не беспокоясь о жизни и о своих женах, получили от татар и указанных князей твердое обещание [и] открыли ворота. Они оставили в крепости все имущество и безоружные вышли из нее. Увидев их, татары набросились на них, как волки на овец, проливая огромное количество крови невинных людей, так что разлившиеся потоки крови, стекая в Вислу, вызвали ее наводнение. И когда они устали в своей ярости, они остальных мужей, как стадо свиней, столкнув в реку Вислу, потопили. Молодых же женщин, красивых девушек и юношей увели с собой пленными. И погибло тогда много тысяч человек как в продолжительном плену, так и пораженные мечом. Татары же, забрав из крепости и города Сандомира имущество [людей], спалили их; и совершили они, о горе, находясь в Краковской и Сандомирской землях в течение многих дней, деяния злые и безобразные 36.

Глава 131. О бракосочетании дочери Пшемыслава

В году от Р. X. 1260 упомянутый польский князь Болеслав выдал замуж Констанцию 37, дочь своего покойного брата, польского князя Пшемыслава, за Конрада 38, сына маркграфа из Бранденбурга, иначе из Згожельца, и торжественно отпраздновал с ними пышную свадьбу в крепости Санток. Ей в качестве приданого он предоставил сантоцкую каштелянию, но не саму крепость. Из-за этого эта каштеляния была отторгнута от Польского королевства вплоть до сегодняшнего дня.

Глава 132. Каким образом прусский король Мендольф отошел от христианской веры 39

В этом же году окрещенные пруссы со своим королем Мендольфом 40 из-за многочисленных тягот, причиненных им крестоносцами, оставив христанскую веру, которую приняли ранее, ушли с некоторыми братьями Ордена крестоносцев к литовцам, смело к ним присоединившись.

Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли

В этом же году упомянутый Мендольф, собрав множество, до тридцати тысяч, сражающихся: своих пруссов, литовцев и других языческих народов, вторгся в Мазовецкую землю 41. Там прежде всего он разорил город Плоцк, а затем города и деревни всей Плоцкой земли жестоко опустошил мечом и пожаром, разбоями и грабежом. Напав также на Пруссию, разрушил города, уничтожил почти всю землю Пруссии, и его окрещенные пруссы учинили жестокую резню христианского народа.

Глава 134. Об опустошении земли язычников

В году от Р. X. 1261 в третью неделю после Богоявления 42 множество христиан - тевтонцев, поляков и других правоверных 43 народов, собравшись воедино, вторглись в земли литовцев и других языческих народов, намереваясь их завоевать и истребить. И когда христиане разошлись по земле язычников, последние, тоже собравшись воедино, неожиданно напали на остальное войско, которое стояло около поклажи христиан, многих из них погубили мечом и, уверовавшись в своем могуществе, там остались поджидать возвращения христиан.

А христиане, услышав об уничтожении своих, поспешно вернулись к поклаже и нашли там многочисленное войско язычников. Храбро с ними сойдясь, [они] отважно начали сражение. И хотя они и убили многих язычников, однако последние с соизволения Господа и во искупление грехов христиан, добившись победы, принудили христиан к бегству.

Глава 135. О новой секте бичевников

В этом же году образовалась какая-то секта крестьян. Друг за другом ходят они обнаженные, опоясанные только до пупка полотенцем, и каждый бьет себя хлыстом по спине. Впереди идут двое с хоругвами и двумя свечами и поют какую-то песню. И так дважды на день, в час первый и девятый. Архиепископ же гнезненский Януш со своими суффраганами, запретив впредь под страхом отлучения такие действия в своей провинции, потребовал от польских князей, чтобы они обязались удерживать сектантов такого рода от упомянутых заблуждений, угрожая тюрьмой и лишением имущества. Что они и сделали. А именно крестьяне, услышав об эдиктах архиепископа и князей, оставили прежние заблуждения.

Глава 135 а. О смерти плоцкого епископа

В этом же году плоцкий епископ по имени Голек после недели Пасхи переселился ко Господу. Ему наследовал Петр 44.

Глава 136. О занятии крепостей Ленчицы и Серадза

В этом же году также братья Лешек и Земомысл 45, сыновья куявского князя Казимира, обвинив свою мачеху 46 в том, что она якобы хотела их отравить, покинув отца, заняли Ленчицу и Серадз со всеми их окрестностями, а их жители, отвергнув их отца, смело к ним примкнули.

Глава 137. Каким образом Болеслав Благочестивый вернул лендзкую каштелянию

Затем в указанном году польский князь Болеслав Благочестивый, [сын] Владислава, перед праздником св. Бартоломея 47собрал храброе войско, намереваясь напасть на земли куявского князя Казимира, предать их огню и разграблению за то, что упомянутый Казимир, вопреки обещаниям, не позаботился [до сих пор] вернуть Болеславу половину лендзкой каштелянии. А Казимир, видя, что он не равен в могуществе с Болеславом, при посредстве Волимира 48, влоцлавского епископа, вернул Болеславу оставшуюся половину лендзкой каштелянии вместе с замком, который выстроил ранее в этой каштелянии.

Глава 138. Об убийстве Земовита, мазовецкого князя

В году от Р. X. 1262 22 июня русские совместно с литовцами, прийдя, крадучись, на Черскую землю в Мазовии, опустошили ее всю огнем и мечом. Когда же они неожиданно вошли в какую-то деревню Яздово 49 и обнаружили там мазовецких князей Земовита с его сыном Конрадом, они, схватив их, поступили с ними бессовестно. Шварн 50, сын сестры русского короля Даниила, сам обезглавил пленного, упомянутого князя Земовита, а сына его Конрада 51 взял с собой в плен. В этом же году 5 августа мазовшане в каком-то поместье Длугоседло 52 сошлись в битве с пруссами. Но пруссы, оставшись победителями, радостные вернулись по домам.

Глава 139. О строительстве плоцкой крепости

По прошествии небольшого времени упомянутого года незадолго до праздника св. Михаила вышеупомянутый польский князь Болеслав по просьбе вдовы мазовецкого князя Земовита, собрав войско, двинулся в Мазовецкую землю и там заново отстроил плоцкую крепость, ранее сожженую язычниками. И ее, вновь восстановленную и хорошо укрепленную, предоставил вдове, упомянутой госпоже, и ее сыновьям Болеславу 53 и Конраду. И если бы он не отстроил эту крепость, остальная часть Мазовецкой земли была бы целиком разрушена язычниками.

Глава 140. Об опустошении Ловической земли

В году 1263 13 января пруссы и другие языческие народы сильно опустошили мечом, пожарами и другими способами ловическую каштелянию и много других деревень в ее окрестностях 54.

Глава 141. О закладке церковного прихода в городе Познань

В этом же году от имени познаньского капитула был заложен парафиальный костел в городе Познань с таким, однако, условием, чтобы в воскресные дни [прихожане] не могли участвовать ни в процессии вокруг костела, ни к школе. Но все лица духовного звания как города, так и пригорода должны были участвовать в процессии к собору, а дети - к школам, организованным при нем.

Глава 142. Об основании госпиталя в Познани

В этом же году от Р. X. 1264 [около] города Познани в честь Духа Святого Богухвалом, епископом церкви упомянутого города, был основан госпиталь для больных. Начальник (prepositus) этого госпиталя по предложению этого же епископа имел место в хоре и право голоса в капитуле упомянутого познаньского костела.

Глава 143. О смерти упомянутого епископа Богухвала

В этом же году в ночь со вторника на среду [во время] трехдневного поста после дня св. Лючии 55 познаньский епископ Богухвал в деревне Чернелине, [принадлежащей] его костелу, переселился ко Господу. Я не пожелал описывать его доблести и нравы, поскольку, если он таковые [и] имел, он совершенно не хотел их использовать.

Глава 144. О смерти матери Пшемыслава Елизаветы

В году от Р. X. 1265 знатная госпожа Елизавета, жена ныне покойного польского князя Пшемыслава, дочь Генриха, силезского князя, убитого татарами, в ближайшую пятницу после октавы Богоявления в своей деревне Модже 56 переселилась ко Господу. И в этом же году господин Томаш, вроцлавский епископ, исполнив долг человеческой природы, счастливо почил в бозе.

Глава 145. О выборе познаньского епископа Петржика

В году от Р. X. 1265 в [день] Обращения св. Павла 57 познаньский капитул собрался в своем капитуле и, воззвав к милости Духа Святого, начали вести переговоры о выборе епископа. Проведя обсуждение (tractatu), выбрали епископом и пастором препозита Петржика 58, сына рыцаря Дрогослова из Скожева, и после избрания, как обычно, означенный избранник с некоторыми братьями из капитула для своего утверждения отправился к господину архиепископу Янушу, гнезненскому митрополиту. И когда он прибыл в Жнин 59, где [уже] находился другой епископ, [Петржик] дознался от некоторых, что его избрание подлежит отмене ввиду его малой грамотности и незнания законов, хотя на самом деле он мог проводить в церкви Господней божественную службу. И совершил все это господин архиепископ в согласии с волей господина князя Болеслава, который тогда правил [этой] землей, и жены упомянутого князя госпожи Елены, дочери венгерского короля, для того, чтобы поставить в познаньский епископат гнезненского декана Фалента 60, о состоянии и происхождении которого вся Польша ничего не знала, поскольку, как это выяснилось позднее, он был их доверенным лицом.

Господин декан Ян 61, сын рыцаря Весткона, опытный в правоведении, названный магистром, увидев [это], против [воли] господина архиепископа обратился с просьбой, чтобы папа утвердил выбор его церкви. Но когда этот избранный Петржик должен был явиться на разбор жалобы (sue appellacicni), на которой настаивал господин декан Ян, было созвано совещание (consilio) людей нечестных и, главное, имеющих близкое отношение к указанному Фаленту, чтобы господин архиепископ мог легче его утвердить. Капитул, видя, что [Петржик] отказывается от своего права и из-за этого перед церковью возникают трудности, созвав совещание, стал думать об избрании другого лица, дабы воспрепятствовать вступлению [в сан] упомянутого Фалента. Избрали архидьякона господина Яна 62, человека образованного, добропорядочного и набожного. А когда представили его этому же архиепископу в Гнезно, тот не пожелал его утвердить, выдвигая, вопреки капитулу, тот довод, что он имеет другого избранника. И все это было сплошным обманом, лишь бы добиться назначения Фалента.

Господин декан Ян, понимая, что архиепископ действует по отношению к познаньской церкви недоброжелательно, в тот же день, вопреки [мнению] упомянутого господина архиепископа, обратился с апелляцией к господину папе. Произведя апелляцию (tacta appellacione) в Гнезно во время трехдневного поста, т. е. в субботу на первой неделе поста 63, он послал в римскую курию упомянутого господина электа архидьякона Яна с господином схоластиком Петром и с каноником Мирославом. И когда они отправились в курию, означенный архиепископ посадил часто упоминавшегося Фалента на познаньский епископат. Когда же он хотел посвятить его в епископы в Пыздре, капитул направил некоего викария по имени Бенедикт, по прозвищу Колка, с требованием не посвящать его [Фалента] в епископы. Упомянутый же господин архиепископ, ни во что не ставя апелляцию, обращенную к папе, приказал притащить указанного священнослужителя викария и обращаться с ним жестоко. И таким образом, презрев апелляцию и допустив произвол, посвятил того [Фалента] в епископы. Полагаю, что посвящен он был неправильно.

[Итак], декан Ян, не желая смириться с обидой, нанесенной его церкви, последовал за вышеупомянутым электом, архидьяконом Яном в курию и, придя туда, лично доложил господину папе Клементу IV 64 о церковных делах. Господин папа, видя, что из-за установления епископом упомянутого Фалента нанесена обида познаньской церкви и сделал это архиепископ, вопреки праву и соизволению господина папы Александра IV 65 - ведь архиепископ не имел права надзора в отношении какой-либо церкви, если только в случае какого-либо нерадения - дал им письмо к господину Томашу, вроцлавскому епископу, с вызовом [в суд] назначенного Фалента. Когда же они вернулись из курии с указанным письмом, декан Ян, господин Петр схоластик и каноник Мирослав вызвали его самого [Фалента] в курию 66. Но так как господин Мирослав, который должен был доложить господину папе о вызове, сделанном вроцлавским епископом, был убит какими-то польскими рыцарями, то дело церкви, таким образом, осталось в пренебрежении.

Господин же декан Ян, схоластик Петр и другие братья каноники, созвав совещание, отправили меня, Годислава по прозвищу 67 Башко , кустоша этой церкви, в курию с посланием от вроцлавского епископа. И когда я пришел в курию, после меня явился также и указанный Фалент. И мы предстали перед господином папой, и указанный Фалент предъявил свидетельство о своем назначении. А господин папа, увидев и прочитав его послание, нашел, что он нечестно овладел познаньским епископством. Он сам, как справедливый судья, учел настойчивое пожелание архидьякона электа Яна, а также и мое, и в силу своих прав отстранил указанного Фалента от познаньского епископства. Господин архидьякон Ян, элект, видя, что дело о его утверждении получило отсрочку и из этого происходит немалая опасность для церкви, указал господину папе, какое право говорит [в защиту] его выбора. Но господин папа, поскольку имел право установления, вручил познаньское епископство своему капеллану Николаю 68, который в то время был отправлен в Польшу для канонизации блаженной Ядвиги, и в Витербо посвятил его в епископы.

Глава 146. О захвате обманным образом крепости Санток

Спустя некоторое время того же года какие-то разбойники саксы, тайно проникнув в крепость Санток, заняли ее и передали во владение маркграфу бранденбургскому. Но польский князь Болеслав, желая захватить упомянутую крепость, собрав войско, сошелся с маркграфами 69 и имел с ними дружественную беседу. Они единогласно постановили, что Болеслав сожжет Джень, а сами они - Санток. Так и сделали.

Глава 147. О смерти короля русских Даниила

В году от Р. X. 1266 Даниил, русский король, отец Льва и Романа, исполнив долг природе, переселился из этого мира ко Господу 70. И в этом же году изменник Святополк, поморский князь, который бесчестно и предательски присвоил себе княжеское имя, тоже ушел из этого бренного мира.

Глава 148. Об опустошении Плоцкой земли

В этом же году пруссы совместно с другими языческими народами вторглись в Плоцкую землю и опустошили оставшуюся [неразоренной часть] этой земли 71.

Глава 149. Об опустошении Русской земли

В этом же году войско краковского князя Болеслава Стыдливого, проникнув в землю русских, сильно опустошило княжество Шварна 72. Упомянутый князь Шварн в самый день святых Гервазия и Протасия 73, сойдясь с этим войском, мужественно с ним сразился. Но поляки стали победителями [и], перебив много русских и взяв у них немалое количество добычи, вернулись с почетом домой. И успокоилась земля на некоторое время в благости желанного мира.

В этом же году Прандота, краковский епископ, переселился из этого мира ко Господу. Ему наследовал Павел из Пшеманкова 74.

Глава 150. О восстановлении крепости Санток

По истечении [нескольких] дней указанного года польский князь Болеслав Благочестивый, собрав войско, восстановил меньшую крепость Санток. Там ведь были две крепости: меньшая, в которой обычно находился князь, и большая, в которой пребывали рыцари совместно с простым людом и ремесленниками. Но когда князь Болеслав, отстроив крепость, вернулся домой, маркграфы окружили валом упомянутую крепость. Князь Болеслав, опасаясь, что из-за нанесенного ущерба его люди, находившиеся в крепости, [потерпят оскорбление], в соответствии с уговором, заключенном с маркграфами, приказал указанную крепость сжечь.

Глава 151. О посвящении краковского епископа Павла

В году от Р. X. 1267 досточтимый отец Павел из Пшеманкова, краковский епископ, был посвящен в епископы архиепископом гнезненским и другими епископами.

Глава 152. Об убийстве познаньского каноника, поморянина Петра 75

В году от Р. X. 1268, когда познаньский каноник, поморянин Петр в присутствии познаньского епископа Николая стал требовать десятины (dechnam praedialem) от [некоего] Доброгоста из Нагродниц и был назначен срок для слушания окончательного решения, Сулислав, сын Доброгоста, нечестиво убил упомянутого каноника в костеле Чернелина в то время, как тот шел в процессии на кладбище. За это упомянутый Доброгост и его потомство были осуждены навечно платить десятину по крестьянскому обычаю.

Глава 152 а

В этом же году князь Болеслав выстроил крепость Дуппин 76 в деревне [близ] города какого-то Федрика 77. Этот же князь построил другую крепость Неслуш 78 в деревне Гнемовира 79, сына Гжебыслава. Он же построил крепость на рудской Земле Просну и дал ей название Болеславич 80.

Глава 153. О постройке крепости в Суленче

В году от Р. X. 1269 Оттон 81 сын Оттона, маркграфа из Бранденбурга или из Згожельца, после смерти своего отца Оттона построил между Любушем и Мендзыжечем крепость Суленч 82, и польский князь Болеслав смирился с этим.

Глава 154. О смерти благочестивейшей девы Саломеи 83

В году от Р. X. 1268 в канун дня блаженного Мартина 84 благородная дева Саломея, [одна из] монахинь ордена св. Клары, сестра упомянутого краковского князя Болеслава Стыдливого, в монастыре, в Скале, каковое место называлось Скалой св. Марии (Lapis Sancte Marie), сохранив преславное имя девственницы, счастливо отошла ко Господу. В любви к этой деве, во исполнение обета мать 85 ее вместе со своим сыном, упомянутым князем Болеславом, основали монастырь св. Клары в Завихосте, а затем из-за нападений литовцев перенесли его в Скалу, а затем снова он был перенесен в Краков к св. Андрею. О ней рассказывают такие чудеса: хотя лежала она уже пять дней на хорах у сестер [монахинь] в Скале непогребенная, однако сестры не почувствовали никакого дурного запаха от ее целомудренного тела. Напротив, казалось, что они становились все бодрее от приятнейшего запаха, исходившего от ее тела. После того как ее преславное тело 13 ноября было предано церковному погребению, останки ее 1 июля вынули и с благоговением перенесли в Краков для вторичного погребения, и, хотя гроб был открыт, от ее святого тела [также] не исходило никакого дурного запаха.

Я слышал от одной набожной девы Марты, монахини этого монастыря, что из ее тела струилось масло удивительной приятности и яркости. Многие больные, беря пальцами его капли и намазываясь им, тотчас выздоравливали, освобождаясь от своего недуга.

Глава 155. Об измене крепости Быдгощ

В этом же году некий Теодорик, окрещенный прусс 86, отдал польскому князю Болеславу Благочестивому крепость Быдгощ 87 [куявского князя] Земомысла.

А затем, осознав, что совершил такую измену, он попросил своего слугу обезглавить его. И тот, взяв меч, тотчас его обезглавил.

Впоследствии, вспомнив, как он дурно поступил и совершил такую измену, попросил своего слугу, чтобы он его как изменника обезглавил, дабы не жить ему более. Тот, взяв меч, тотчас его обезглавил. Так дурно закончил свою жизнь [Теодорик] 88.

Глава 156. Почему куявяне отказались повиноваться своему князю

В упомянутом году знатные люди (primates) Куявской земли, видя, что их князь Земомысл, презирая их самих, стал между тем следовать советам Бородатых Братьев, во всем выказывая [им] свою благосклонность, присоединились к польскому князю Болеславу. Земомысл же, понимая, что он так позорно покинут, дал в дар польскому князю Болеславу славную крепость Крушвицу с той целью, чтобы благодаря его благосклонной помощи прийти в согласие с куявским рыцарством и вновь обрести их повиновение себе.

Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч 89

В этом же году перед праздником св. Михаила польский князь Болеслав Благочестивый укрепил свой город Мендзыжеч бойницами. Но прежде чем он [город] был окружен рвами, Оттон, сын упомянутого маркграфа Оттона, явившись неожиданно, стал его осаждать. А не сумев им овладеть, спалил его. Славно обогатившись добычей [награбленной] в этом городе, [он] радостный возвратился домой.

Глава 158. О завоевании крепости Суленч

В указанном году в канун блаженной Лючии уже упомянутый польский князь Болеслав Благочестивый могущественно вторгся в любушскую каштелянию, полностью опустошил ее огнем и грабежами. А назавтра, прийдя в крепость Суленч, отважно ее захватил. Его воины, храбро напав на крепость и разведя огонь, подожгли ее. В ней они взяли в плен каштеляпа по имени Сабель с его людьми. И, обогащенные обильной добычей конями и оружием, воздав благодарения Господу, радостно вернулись домой.

Глава 159. О постройке крепости Санток

В году от Р. X. 1270 незадолго до [дня] Очищения Благословенной Девы Марии 90, Оттон, сын бранденбургского маркграфа Оттона, восстановил, в отсутствие польского князя Болеслава, который в то время отправился в земли Кракова для совершения некоторых дел, крепость Санток возле церкви св. Андрея.

Некогда крепость Санток, в которой проживало много рыцарей и простого люду, была очень большая. И в этой крепости была даже препозитура св. Андрея, и препозит этого костела осуществлял полную юрисдикцию во всех костелах в пределах Одры, Ивы, Дравы, Варты и Нотеци и над духовенством и над народом. Об этой препозитуре имел попечение тогдашний познаньский епископ. Упомянутый препозит имел деревню Кнево, принадлежащую его препозитуре, которую ныне иногда занимают жители Сантока и иногда пытаются захватить ее жители Мендзыжеча.

После убийства короля Пшемыслава  91бранденбургские маркграфы заняли каштелянию поляков и крепость Санток, разрушили препозитуру в Сантоке и постарались передать капитулу в Мыслибоже всю юрисдикцию сантоцкой препозитуры. В результате из-за небрежности епископов большая часть познаньского диоцеза в указанной каштелянии отошла от познаньского костела, хотя некоторые епископы, а именно Андрей Шимонович 93 и Домрат 94, начали домогаться в римской курии ее возврата; однако Ян Лодзя 95, познаньский епископ, непосредственный их преемник, с пренебрежением отнесся к их попыткам.

В этом же году незадолго до праздника св. Григория 96 польский князь Болеслав восстановил крепость Джень во вред крепости Санток.

Глава 160. О смерти вроцлавского князя Владислава и епископа зальцбургского

В этом же году на следующий день после [дня] св. Адальберта досточтимый отец архиепископ зальцбургский Владислав, вроцлавский князь, сын покойного силезского князя Генриха 97, убитого татарами, в своем епископстве переселился из этого бренного мира ко Христу, как говорят, отравленный нечестиво своими же силезцами. И это потому, что он управлял вроцлавским княжеством, половину которого имел после смерти своего брата Генриха третьего. Его [княжество] он при своей кончине оставил как законному наследнику, хотя и малолетнему, Генриху четвертому, сыну своего брата Генриха третьего. Так Генрих четвертый стал владеть частями [княжеств] и своего отца и дяди.

Глава 160 а. Как польский князь Болеслав опустошил каштелянию Санток

В году от Р. X. 1271 польский князь Болеслав Благочестивый, собрав немалое войско, вторгся в каштелянию Санток, в которой упомянутый маркграф Оттон по тевтонскому праву основал города и селения, и в течение трех дней безжалостно опустошил ее пожарами и грабежами. Он, также обрушившись на хорошо укрепленный город Мыслибож и другие города и крепости, сравнял их с землей и уничтожил до основания; взяв большую добычу, счастливо вернулся домой.

Глава 161. О разногласии между поморскими князьями Мщивоем и Варциславом

В этом же году поморский князь Варцислав 98 захватил в плен и заключил в оковы своего брата Мщивоя 99. И только тогда он отпустил его, когда тот отдал ему чрезвычайно укрепленную крепость и город Гданьск. Возмущенный поступками брата, желая ему отомстить, Мщивой передал маркграфу Конраду, сыну покойного бранденбургского маркграфа Яна, упомянутую славную крепость Гданьск с той целью, чтобы он оказал ему в борьбе против его брата Варцислава желанную помощь, намереваясь тем самым полностью изгнать Варцислава с Поморской земли. Варцислав же совместно с примкнувшими к нему поморянами,

домогаясь крепости Гданьск и других крепостей своей земли, с могущественным отрядом напал на Мщивоя и изгнал с Поморской земли 100,

завоевал указанную крепость Гданьск и другие мощные крепости 101.

А когда вошел в крепость Вышеград, почувствовав нездоровье, скончался и был похоронен в Иновроцлаве у меньших Братьев 102.

Князь Мщивой, понимая, что он лишился своего брата, господина Варцислава, надеялся, что он будет безопасно царствовать на Поморской земле. С этой целью он пожелал войти в свою крепость и город Гданьск. Но этого не допустили тевтонцы, которые там от имени маркграфа Конрада охраняли крепость. Упомянутый князь Мщивой, увидев такую несправедливость и вероломство тевтонцев, которые не позволяли ему править и распоряжаться в его собственном наследственном [уделе], созвав весь свой край, с тщательной предосторожностью укрепил усиленной стражей указанную крепость и город для того, чтобы большое число тевтонцев не могло проникнуть в указанные укрепления для их охраны и обороны. Но так как он не смог их занять, поморяне дали совет своему князю, господину Мщивою, объединиться с польским князем Болеславом, его двоюродным братом, который тогда мудро правил и имел могущественное воинство.

Прийдя к своему брату Болеславу, он добился от него и совета и помощи против упомянутых тевтонцев, которые удерживали его укрепления, и тем более он [этого] желал, что упомянутый князь Болеслав владел Поморской землей, которую насильно захватили тевтонцы. И еще потому, что [сам] упомянутый князь Мщивой не имел потомства. Князь же Болеслав как человек скромный, сговорчивый и благожелательный к своему брату, хотя [тот] однажды и обидел его, однако, преодолев по своей доброте злокозненные чувства, обещал оказать ему помощь.

Глава 162.103

Итак, в году от Р. X. 1272 господин Болеслав, муж ревностный и могущественный в своем знатном рыцарстве, сын покойного Владислава, сына покойного Одона, собрав небольшое войско, [но] не такое большое, которое обычно выводил в другие земли, поскольку знал, что с войском, которое он созвал, он мог безопасно вторгнуться в Поморскую землю, поспешно вошел в эту землю 104 между [днем] Богоявления и Очищения преславной Девы Марии и окружил ее своими полками и полками поморян, не применив никаких приспособлений, кроме щитов, фашин и некоторых малых орудий, приспособленных к обороне против тевтонцев, которые были в Гданьске, и, разведя огонь, вопреки мнению всех, захватил и их самих и крепость. Он перебил почти всех тевтонцев, которые там находились, кроме некоторых, убежавших в какую-то башню. А те, которые сохранили свою жизнь, все же были взяты в плен и содержались там в плену князем Мщивоем.

И, таким образом, с божьей помощью господин князь Болеслав с триумфом и почетом невредимым вернулся домой, и только немногие рыцари [его] были убиты или ранены. И все дело тут во всемогущем Господе Боге, который считал нужным помогать упомянутому князю, господину Болеславу, и всегда помогал, где бы тот ни сражался за справедливость.

Глава 163.

В этом же году 27 мая преславный отрок Пшемыслав, сын князя Пшемыслава, в возрасте 16 лет по воле и приказанию своего дяди, князя Болеслава который тогда правил всей Польшей, собрав польское рыцарство с комитом Пшедпелком 105, палатином (palatino) Польши, и с комитом Янком 106, калишским каштеляном которые в то время среди рыцарей были старшими вторгся с вооруженным отрядом на землю, расположенную за Дженью. Эту землю его отец Пшемыслав передал господину маркграфу Конраду, сыну маркграфа Яна из Бранденбурга, как приданое своей дочери. Когда же он хотел ограбить эту землю, он приблизился к какому-то замку, который этот Конрад построил на упомянутой земле в какой-то деревне под названием Стжельце. Его рыцари, отважные и испытанные [в боях], без всяких орудий подошли к этой же крепости, обрушились огнем и в скором времени захватили эту крепость, перебив мечом почти всех, кто там находился, кроме пленных, которых с большим трудом получили рыцари от упомянутого Пшемыслава.

И когда они вернулись домой и уже находились в крепости Велень, они узнали, что немного тевтонцев находится в крепости Джень, которую они насильно захватили. И уже вход в эту крепость был занят какими-то кашубами, которые, служа князю Болеславу, подплыли к этой крепости на суденышке и подожгли одни ворота. Когда упомянутый Пшемыслав услышал об этом, он приказал рыцарям вернуться, [и] с теми, которые отошли от него, и с теми, кто был с ним, подступил к этой крепости. Когда же эти рыцари и народ стали готовить орудия, тевтонцы очень испугались, как бы с ними не случилось того же, что с другими в Стжельце, и, попросив перемирия, достигли договоренности. Эту крепость без всяких осложнений и без пролития крови они передали указанному Пшемыславу в день Просьб 107, и [он], поставив в этой крепости Джень сильную стражу, с почетом и триумфом вернулся домой.

Глава 164.

В году от Р. X. 1273 этот же Пшемыслав вошел в Славянскую землю князя Барнима с целью посмотреть девушку 108, дочь некоего князя по имени Генрих из Вышимежа, рожденную от дочери 109 князя Барнима. Поэтому-то этот князь [Барним] держал ее у себя, что она имела к нему [родственное] отношение. А когда [Пшемыслав] увидел ее, она ему понравилась. И там же в земле упомянутого князя Б[арнима] в городе Шецин [он] взял ее в жены. И произошло это на шестнадцатом году его жизни.

В этом же году в июле месяце преславный Болеслав со своей законной женой госпожей Еленой 110 и с почтеннейшим господином епископом Николаем 111 со своими баронами (baronibus) и с этим же самым Пшемыславом пошли в крепость Джень навстречу госпоже Людгарде, встретили ее там с почетом, проводили до Познани, и там господин епископ с канониками этого костела, согласно сохранившемуся там обычаю, в торжественной процессии сопроводили ее в костел.

примечания
оглавление

главная страница

Rambler's Top100

jarilo.ru

2007