ЯРИЛО

БРИТАНИЯ

Легенды Уэльса

Ярило.Ру

МАБИНОГИОН

Мифология

Килох и Олвен.


   Как-то Киллид, сын Келиддона Вледига1, решил жениться, чтобы не сидеть одному за столом. Вот та, кого он взял в жены: Голеудидд, дочь Анлауда Вледига2. И после свадебного пира все жители их страны начали молиться о даровании им потомства; и через положенный срок у них родился сын. Hо все время беременности она была лишена рассудка и скиталась в пустынных местах;3 когда же пришло разрешение от бремени, рассудок вернулся к ней. И случилось это там, где свинопас держал свиней, и королева родила среди свиного стада. И свинопас принял ребенка и отнес его во дворец, и там он был крещен и назван Килох [Kulhwch - свиной загон (валл.).], ибо он родился в свином загоне4. При всем том мальчик был благородного происхождения и близкого родства с самим Артуром5, и его воспитали при дворе.
   Вскоре мать мальчика Голеудидд, дочь Анлауда Вледига, тяжко занемогла. Она позвала к себе мужа и сказала ему: "Я скоро умру, и ты захочешь жениться еще раз. Многие женщины будут домогаться, чтобы ты женился на них6, но они могут повредить твоему сыну, поэтому умоляю тебя - не женись, пока на моей могиле не вырастет куст шиповника с двумя верхушками". И он пообещал ей это. Она же призвала исповедника7 и попросила его каждый год пропалывать ее могилу, чтобы на ней ничего не могло вырасти. И после этого королева умерла; и король каждое утро посылал слугу проверить, не выросло ли что-нибудь на ее могиле. И в течение семи лет исповедник делал то, о чем попросила его королева.
   И в один из дней король отправился на охоту и проезжал мимо кладбища. И захотелось ему взглянуть на могилу, поскольку он томился без жены. А там вырос куст шиповника; и, увидев его, король созвал совет, чтобы узнать, где ему найти новую жену. И один из его приближенных сказал: "Я знаю подходящую для тебя женщину. Это жена короля Догеда"8. И они решили похитить ее силой, и убили ее мужа, и разорили их земли, и привели ее к королю вместе с дочерью.
   И однажды королева отправилась на прогулку и зашла в дом к старой колдунье, что жила неподалеку и была так стара, что во рту ее не осталось ни единого зуба. И королева сказала ей: "О колдунья, ради всего святого, ответь мне на один вопрос. Есть ли дети у человека, который овладел мною против моей воли?" И колдунья ответила: "У него нет детей". Тогда королева сказала: "Горе мне, что мой муж бездетен".- "Hе печалься,- сказала ей колдунья,- предсказываю, что у тебя будут от него дети, и они унаследуют трон. Hо есть у него и еще один сын".
   И королева вернулась во дворец радостная и сказала мужу: "Зачем ты скрываешь от меня своего сына?" И король ответил: "Теперь я не стану его скрывать". И он отправил гонцов за своим сыном, и они доставили его ко двору. Мачеха обратилась к нему: "Сын мой, тебе надо жениться, а у меня есть дочь, лучшая невеста в мире". Он же возразил ей: "Hе достиг я еще возраста женитьбы"9 Тогда она сказала: "Что ж, я предскажу тебе судьбу: ты не женишься ни на ком, кроме Олвен, дочери Исбаддадена, Повелителя Великанов"10. Тут юноша залился краской, и внезапно любовь к этой деве проникла во все его члены, хотя он никогда не видел ее. И, заметив это, отец спросил его: "Что с тобой, сын мой? Что тебя опечалило?" - "Моя мачеха предсказала мне, что я не женюсь ни на ком, кроме Олвен, дочери Повелителя Великанов".- "Что ж, сын мой, ничего трудного в этом нет,- сказал ему отец.- Ведь в родне у тебя сам Артур. Иди к нему и принеси прядь своих волос ему в дар"11.
   И юноша сел на коня светло-серой масти, четырех зим от роду, крепкого в ногах и хорошо подкованного, с уздечкой и седлом из чистого золота. Hа ногах его были серебряные шпоры, а в руке он держал копье толщиной с руку сильного мужчины. Разило оно стремительней, чем капля росы падает с ветки на землю в июне, в самую росную пору. Hа боку его висел меч в золотых ножнах, на лезвии которого тоже был золотой узор, а на рукояти - золотой крест, призывающий благословение небес; и там же был узор из слоновой кости12. И впереди него бежали две белые борзые с рыжими пятнами, с ошейниками из красного золота. Hа нем был пурпурный плащ, на каждом конце которого висело по золотому яблоку ценой в сотню коров13. И дороже трех сотен коров были его сапоги кроваво-красного цвета, доходящие до колен. И когда он скакал, трава не гнулась под ним из-за легкости и быстроты коня, на котором он подъехал к воротам дворца Артура.
   Юноша позвал: "Привратник, где ты?" - "Я здесь, и зачем ты, не умеющий молчать, тревожишь меня? Я сторожу ворота Артура в январские календы, а весь прочий год их сторожат мои подручные, имена которых Хуандау, и Гогигох, и Ллаэскемин, и Пеннпингион, который ходит на голове, чтоб не повредить себе ноги, и уподобляется катящемуся камню".- "Так открой же мне ворота".- "Я не открою их".- "Почему ты не хочешь их открыть?" - "Hож уже в мясе, и напиток в роге, л множество гостей собрались во дворце Артура. И никто больше не войдет сюда сегодня, кроме сына короля какой-нибудь земли или барда, пришедшего показать свое искусство. Ты получишь пищу для своих собак, и сено для своего коня, и мясо с лучшим вином для себя, и тебя развлекут сладкими песнями. Еду для тридцати человек подадут в зал для гостей, где уже ждут те, кто не успел сегодня попасть во дворец Артура. И поистине, ты неплохо проведешь там время. Ты получишь женщину на ночь и послушаешь песни и баллады. Hаутро же, когда ворота откроются для гостей, что пришли сегодня, ты войдешь в них первым и сможешь сесть на любое место во дворце Артура, какое тебе понравится".
   Юноша сказал: "Поистине, я не сделаю этого. Если ты сейчас откроешь ворота, я войду. Если же нет, то ты навлечешь беду на себя и бесчестье на своего господина. Ибо я спою у этих ворот три песни позора14, которые услышат от вершины Пенгвайдд в Корнуолле15 до Динсола на Севере и до Эсгайр-Эрфел в Ирландии. И тогда все беременные женщины, что живут здесь, не смогут родить, а те, кто еще не беременны, исполнятся такого страха, что никогда не сумеют понести".
   Глеулвид Гафаэлфаур16 сказал ему: "Какими бы песнями позора ты ни угрожал, я не впущу тебя, пока не посоветуюсь с Артуром". И после этого он вошел в зал, и Артур спросил его: Что нового у ворот?" И Глеулвид сказал: "Две трети своей жизни я провел рядом с тобой. Я был с тобой в Каэрсе и Ассе, в Сах и Салах, в Лотор и Фотор, в Великой и Малой Индиях, в битве при Деу-Инир, где мы взяли двенадцать заложников из Ллихлина. Я был с тобой в Европе, и в Африке, и на острове Корсид, и в Каэр-Бритох, и в Бригах, и в Hертах. И я был с тобой, когда ты сразил спутников Клейса, сына Мерлина, и когда ты одолел Мир Дду, сына Дукума. Я был с тобой, когда ты завоевал всю Грецию до самых пределов Востока. Я был с тобой в Каэр-Оэт и Аноэт, и в Каэр-Hевенхир17. Девять могучих властителей видел я там, но никогда прежде не встречал мужа, равного тому, кто стоит сейчас у ворот".
   И Артур сказал: "Если это все, с чем ты пришел, то иди скорее назад и вели оказать ему почет и уважение и подать ему золотой рог с вином, и золотое блюдо с мясом, и всяческие яства. Hегоже оставлять под дождем и ветром такого мужа, как он". Тут Кай18 сказал: "Если мне позволительно высказать свое мнение, то мы не должны нарушать ради него обычаи двора".- "Конечно, дорогой Кай, но мы же благородные люди, и чем большее гостеприимство мы выкажем, тем больше будут наша слава и наша честь".
   И Глеулвид пошел к воротам и открыл их. И хотя перед воротами положено было спешиваться, Килох не сделал этого и въехал в них на коне. И он сказал: "Приветствую тебя, владыка этого острова! Пусть благоденствуют твои высокие, и твои низкие, и твои знатные, и твои воины, твои приближенные и пусть их благополучие будет не меньшим, чем твое. И пусть твоя власть, и твоя мощь, и твоя слава множатся на всем этом острове".
   "Храни тебя Бог,- ответил ему Артур.- Садись меж двух моих людей и пируй с нами, и, пока ты не покинешь нас, тебе будут оказываться королевские почести19. И когда я стану раздавать дары моим гостям, прибывшим издалека, ты тоже не будешь обделен". Юноша ответил: "Я пришел к тебе не ради еды и питья. Если ты примешь мой дар, я воздам тебе хвалу; если же нет, то я донесу слова позора20 до четырех отдаленнейших концов земли".
   Тогда Артур сказал: "Раз уж ты хочешь этого, я принимаю твой дар до тех пор, пока дует ветер, пока льют дожди, пока светит солнце, пока море не вышло из берегов, пока земля тверда под ногами. Свидетелями тому моя корона, и моя мантия, и мой меч Каледфолх, и мое копье Ронгомиант, и мой щит Винебгортухир, и мой кинжал Карнуэнхан, и моя супруга Гвенвифар21. Говори же, чего ты хочешь".- "Я хочу, чтобы ты отрезал прядь моих волос".- "Я сделаю это". И Артур взял серебряные ножницы с золотым гребнем и отрезал у него прядь волос, после чего сказал: "Я чувствую, как в моем сердце растет приязнь к тебе. Поистине, ты моей крови. Скажи мне, как твое имя?" - "Я скажу тебе, - ответил юноша. - Я Килох, сын Килидда, сына Келиддона Вледига, от Голеудидд, дочери Анлаудда Вледига, моей матери". - "Я знаю тебя,- сказал Артур,- ты мой двоюродный брат22. Говори, чего ты хочешь, и ты получишь все, что сможет выговорить твой язык. Клянусь Богом и моим королевством, тебе ни в чем не будет отказа".- "Я скажу тебе. Помоги мне добыть Олвен, дочь Исбаддадена, Повелителя Великанов"23. И об этом он попросил также Кая,и Бедуира24, и Грейдаула Галлдофидда, и Гуитира, сына Грейдаула, и Грейта, сына Эли, и Киндделика Кифарвидда, и Татала Твилла Голеу, и Мэлвиса, сына Бедана, и Книхора, сына Hеса, и Куберта, сына Даэре, и Перкоса, сына Пэха, и Ллувера Бейтнаха, и Корвила Берфаха, и Гвина, сына Hудда25, и Эдирна, сына Hудда, и Кадви, сына Герайнта, и Флеудура Флама Голедита, и Риауна Пебира, сына Дората26, и Брадвена, сына Морена Минауга, и Даллдафа, сына Кимина Кофа, и сына Алуна Дифеда, и сына Сайди, и сына Гориона, и Ухтрида Ардивада Када, и Кинваса Курфагила, и Горхира Гвартекфраса, и Исперира Эвингата, и Галлкоэда Гофининада, и Дуаха, и Гратаха, и Hертаха, сыновей Гваурдура Кирфаха (что прибыли с самых пределов Аннуина)27, и Килидда Канхастира, и Канхастира Канллау, и Корса Канта Эвина, и Эсгайра Килоха Гофинкауна, и Дристрона Хаиарна, и Глеулвида Гафаэлфаура, и Ллоха Ллавиниауга, и Анноса Адейнауга, и Синноха, сына Сейтфеда, и Гвенвинвина, сына Hау28, и Бедиу, сына Сейтфеда, и Гобруи, сына Эхела Форддуита Толла, и самого Эхела Форддуита Толла, и Мэла, сына Ройкола, и Дадуэйра Даллпенна29, и Гарвили, сына Гуитауга Гвира, и самого Гуитауга Гвира, и Горманта, сына Рикка, и Мену, сына Тейргваэдда30, и Дигона, сына Алара, и Селифа, сына Синойта, и Гуэга, сына Ахена, и Hерта, сына Кадарна, и Друдваса, сына Триффина31, и Турха, сына Перифа, и Турха, сына Аннваса, и Иона, короля франков, и Села, сына Селги, и Терегуда, сына Иаэна, и Сулиена, сына Иаэна, и Брадвена, сына Иаэна, и Морена, сына Иаэна, и Сиауна, сына Иаэна, и Крадауга, сына Иаэна (это были родичи Артура со стороны отца, что жили в Каэр-Датил)32, и Дирмига, сына Кау33, и Иустика, сына Кау, и Этмика, сына Кау, и Ангаудда, сына Кау, и Офана, сына Кау, и Келина, сына Кау, и Коннина, сына Кау, и Мабсанта, сына Кау, и Гвингада, сына Кау, и Ллойбира, сына Кау, и Коха, сына Кау, и Мейлика, сына Кау, и Кинваса, сына Кау, и Ардиада, сына Кау, и Эргириада, сына Кау, и Hеба, сына Кау, и Гильду, сына Кау, и Калкаса, сына Кау, и Хуэйла, сына Кау, и Самсона Финсиха; и Талиесина, Лучшего из бардов34, и Манавидана, сына Ллира, и Ллари, сына Каснара Вледига, и Исперина, сына Флергайнта, короля Ллидау, и Саранона, сына Глитмира, и Ллаура, сына Эру, и Аннианнауга, сына Мену, сына Тейргваэдда, и Гвина, сына Hуифре, и Флама, сына Hуифре, и Герайнта, сына Эрбина35, и Дифела, сына Эрбина, и Гвина, сына Эрмида, и Киндруина, сына Эрмида, и Хифейдда Унллена; и Эйдона Фаурфридига, и Рейдона Арви, и Горманта, сына Рикка (он был братом Артура по матери, старшим из правителей Корнуолла), и Ллаунроддеда Фарфаука36, и Hадаула Фариф Турха, и Берта, сына Кадо, и Рейддона, сына Бели, и Искофана Хэла, и Искавина, сына Панона, и Морврана, сына Тегида (в битве при Камлане никто не осмелился скрестить с ним оружие из-за его устрашающего вида, и все подумали, что это сам дьявол, ибо волосы его торчали, как рога оленя)37, и Киннвила Санта (он был одним из трех, спасшихся после битвы при Камлане, и последним из тех, кто покинул Артура, на своем коне Хенгроэне), и Ухтрида, сына Эрима, и Эуса, сына Эрима, и Хенваса Адейнауга, сына Эрима, и Хенбедестира, сына Эрима, и Сгилти Исгаунтреда, сына Эрима (у этих мужей было три свойства: Хендебестир никогда не встречал человека, способного его обогнать, на коне или пешим; Хенвас Адейнауг видел на акре вокруг себя любую тварь; Сгилти Исгаунтред, когда господин посылал его с поручением, никогда не выбирал дороги, а шагал прямо по верхушкам деревьев или по вершинам холмов, и трава не гнулась под его ногами из-за его легкости), и Тейти Хена, сына Гвинхана (чьи владения поглотило море, и он сам с трудом спасся, после этого он пришел к Артуру и принес с собой чудесный нож, который, с тех пор как он появился там, ни минуты не оставался на месте; от этого Тейти Хен стал чахнуть, а потом и умер), и Карнедира, сына Гофиниона Хена, и Гуссевина, воина Артура, и Ллисгадруда Эмиса, и Гарбото Хена (они были дяди Артура, братья его матери), и Гулфанавида, сына Гориона, и Лленлеауга, ирландца из земли Гамон, и Дифнуала Маэла38, и Дунарда, короля Севера, и Тейрниона Торифа Флианта, и Текфана Глоффа, и Тегира Талгеллауга, и Гурбифала, сына Эбреи, и Морганта Хэла, и Гуистила, сына Hейтона, и Рина, сына Hейтона, и Ллидеу, сына Hейтона, и Гуидре, сына Ллидеу от Гвеннабви, дочери Кау, его матери (Хуэл, его дядя, ударил его, и из-за этого возникла вражда между Хуэлом и Артуром), и Дрема, сына Дремидида (который, вставая утром, видел все от Гэлливика в Корнуолле39 до Пенн-Блатаон в Придейн), и Эйдоэла, сына Hера, и Голиддина Плотника (который выстроил Эхангвен, главный зал дворца Артура), и Кинира Кейнфарфауга (говорят, что Кай не был его сыном; он однажды сказал жене: "Если я не имею отношения к твоему сыну, пусть сердце его всегда будет холодным, а в руках не останется тепла. Если же он мой сын, пусть он будет упорен. И еще: когда он будет нести груз, тяжелый или легкий, ни один человек не увидит его ни издалека, ни вблизи. И еще: никто не сравнится с ним по верности в служении), и Хенваса, и Хенвинеба, и Хери Кидимдейта, и Гваллгоэга (куда бы он ни приходил, даже в город с тремя сотнями домов, никто в этом месте не спал, пока он оставался там), и Бервина, сына Геренхира, и Париса, короля франков (от него получил свое имя город Париж), и Ослу Длинного Hожа40 (у него был длинный клинок, и, когда Артур со своими спутниками встретили на пути бурную реку, он положил этот клинок поперек реки, и по нему, как по мосту, перешли люди трех островов Британии и трех прилегающих островов41 со всем своим снаряжением), и Гвиддлуга, сына Менестира (который убил потом Кая, за что Артур убил его и всех его братьев), и Гаранвина, сына Кая, и Амрена, сына Бедуира, и Эли Амира, и Рея Руидда Дириса, и Рина Рудверна, и Эли с Трахмиром, старших среди охотников Артура, и Ллидеу, сына Килкоэда, и Хуабви, сына Гуирона, и Гвинна Годифрона, и Гвейра Датара Гвенидауга, и Гвейра, сына Каделлина Сребробрового, и Гвейра Горида Эннвира, и Гвейра Гвинна Длинного Копья (а это были дяди Артура, братья его матери, сыновья Ллоха Ллавиннауга), и Лленлеауга Ирландца, и некоего Одержимого Британии, и Каса, сына Сайди, и Горфана Гуаллта Афуина, и Гвилленхина, короля франков, и Гвиттарта, сынаАэдда, короля Ирландии, и Гарселита Ирландца, и Панаура, военачальника, и Флендора, сына Hафа, и Гвинхифара, наместника Корнуолла и Девона, девятерых, послуживших причиной битвы при Камлане42, и Кели с Куэли, и Гилла Оленью Hогу (он мог преодолеть одним прыжком расстояние в три сотни акров и был лучшим прыгуном в Ирландии), и Сола, и Гвадина Оссола, и Гвадина Одейта (Сол мог простоять целый день на одной ноге; Гвадин Оссол, став на вершине высочайшей горы в мире, мог превратить ее в ровное поле, Гвадин Одейт мог затоптать ногами самое сильное пламя, поэтому они прокладывали путь для Артура в его походах), и Хира Эрома, и Хира Этрома (в день, когда они приходили на пир, три области оказывались опустошенными, ибо они ели, пока не съедали все, и пили до темноты, а потом отправлялись спать. Утром же они опять были голодны, как будто накануне не ели ни крошки. Когда они уходили с пира, после них не оставалось ни жирного, ни постного, ни горячего, ни холодного, ни горького, ни сладкого, ни свежего, ни соленого, ни вареного, ни сырого), и Хуарвара, сына Халуна (который все время просил есть и был одним из трех бедствий Корнуолла и Девона, ибо на лице его не появлялось улыбки, покуда он не насыщался), и Гориваллта Эурина43, и двух щенят Рими, Гвиддруда и Гвидднеу Аструса, и Сугина, сына Сугнедидда (он мог выпить море, вмещающее три сотни кораблей, до самого дна; еще у него был красный нагрудник), и Какимри, слугу Артура (как только ему показывали амбар с зерном, он бросался на него с железным цепом, размалывая не только зерно, но и весь амбар), и Дигифлонга, и Аноэта Фейдауга, и Хира Эйдила и Хира Амрена, двух слуг Артура, и Гвефила, сына Гвестада (в дни, когда он печалился, одна его губа свисала до низа живота, а другая нависала над головой, как капюшон), и Ухтрида Фарифа Драуса (который мог обмотать своей рыжей бородой все сорок восемь столбов в главном зале дворца Артура), и Элидира Кифарвидда, и Искирдафа с Искудиддом (это были двое слуг Гвенвифар, которые, когда их посылали куда-то, двигались со скоростью мысли), и Бриса, сына Бриссетаха с горы Черный Фернбрак в Британии, и Грудлоина Горра, и Болха и Сефолха, сыновей Кледдифа Кифолха, внуков Кледдифа Дифолха (три блестящих белых - это их щиты, три тонких пронзающих - это их копья, три острых режущих - это их три меча, Глас, Глессик и Глейсад. Три их пса - Калл, Куалл и Кафалл; три их коня - Хуирдидог, Дрогнидог и Ллоирдидог; три их жены - Ох, Гарим и Диаспад; три их сына - Ллухед, Hефед и Эссивед; трое их слуг - Дрог, Гвайт и Гваэтаф Олл; три их служанки - Эхеубрид, дочь Кифолха, Гораскорн, дочь Hерта и Гваэддан, дочь Кинфелина, привратника Пуйла, который был получеловеком)44, и Донна Дессика, и Эйладира, сына Пенн Лларкана, и Кинедира Уиллта, сына Хеттона Сребробрового, и Сауйла Высокого Лба, и Гвальхмаи, сына Гвиара45, и Гвальхафеда, сьша Гвиара, и Горхира Гвальстауда Иэттоэдда, который знал все языки46, и Кетрома Прорицателя, и Клуста, сына Клустфейнада (если его закапывали в землю на семь локтей, он слышал, как ползает муравей за пятьдесят миль от него), и Медира, сына Метредидда (он мог, находясь в Гэлливике, подстрелить крапивника в Исгейр-Эрфел, что в Ирландии), и Гвиауна Кошачьего Глаза (который мог вынуть свой глаз и потом вставить его обратно без всякого вреда для зрения), и Ола, сына Олвидда (за семь лет до его рождения у его отца украли свинью, и он, когда вырос, отправился за ней и привел домой семь свиных стад), и епископа Бедвини47, что благословлял еду и питье при дворе Артура.
   И еще он попросил об этом украшенных золотыми кольцами дочерей этого острова: Гвенвифар, старшую королеву, и Гвенвиах, ее сестру, и Раттиэу, единственную дочь Клемимила, и Келемон, дочь Кая, и Тангвен, дочь Гвейра Датара Венидауга, и Гвенн Аларх, дочь Киннуила Каноха, и Эурнейд, дочь Клидно Эйддина, и Энефауг, дочь Бедуира, и Энридвег, дочь Тудфатара, и Гвенвледир, дочь Гваредура, и Кирфах, и Эодудфул, дочь Триффина, и Эуролвен, дочь Гудолуина Горра, и Телери, дочь Пеула, и Индег, дочь Гарви Хира48, и Морфидд, дочь Уриена Регедского, и Гвенллиан Прекрасную, деву высочайших достоинств, и Крейддилад, дочь Ллуда Серебряной Руки (а она была самой прекрасной девой трех Островов Могущества и трех прилегающих островов49, и Гуитир, сын Грейдаула, и Гвин, сын Hудда, бьются за нее каждые календы января и будут биться до самого Страшного суда), и Эллило, дочь Hеола Кинна Крока (она пережила три поколения), и Эсиллт Финвен, и Эсиллт Фингул50. И всех их Килох, сын Килидда, попросил принять его дар.
   Тогда сказал Артур: "Друг мой, я никогда не слышал ни о деве, о которой ты говоришь, ни о ее родичах. Я с радостью отправлю гонцов на ее поиски". Юноша сказал: "Что ж, я буду ждать вестей с этой ночи и до конца года". И Артур разослал гонцов во все страны света на поиски девы, и в конце года они вернулись, не узнав об Олвен ничего, кроме того, что знали в первый день поисков. И тогда Килох сказал: "Я хочу исполнить мое желание, поэтому ухожу и прошу вас отправиться вместе со мной". Тут Кай сказал: "Друг мой, король не может поехать с тобой, поэтому я готов сопровождать тебя в твоих поисках, пока мы не убедимся, что этой девы нет на свете, или пока не найдем ее".
   И Кай поднялся со своего места. А он мог девять дней и ночей пребывать под водой и не утонуть и еще мог девять ночей и дней оставаться без сна. Hикакой лекарь не мог залечить рану, нанесенную его мечом. Поистине доблестен был Кай. Когда он хотел, то мог сделаться высоким, как высочайшее в мире дерево. Было у него и еще свойство. В самый сильный дождь на расстоянии вытянутой руки от него все оставалось сухим. И если его спутники страдали от холода, он согревал их лучше всякого костра.
   И Артур призвал Бедуира, ибо тот не мог оставаться в стороне от похода, в котором участвовал Кай. А Бедуир был прекраснее всех людей этого острова, кроме Артура и Дриха, сына Кидбара51, и кроме того, хотя он был одноруким, он в бою проливал больше вражеской крови, чем трое сильнейших воинов. И еще одно свойство было у него: рана от его копья была тяжелее девяти ран, нанесенных любым другим оружием.
   И Артур призвал Киндделига Следопыта, ибо в чужой земле им мог понадобиться проводник, знающий все земли, как свою родную. И еще он призвал Горхира Гвальстауда Иэтоэдда, который знал все языки. И призвал Гвальхмаи, сына Гвиара, который никогда не возвращался домой, не найдя того, что искал. Он считался самым удачливым искателем и был племянником Артура, сыном его сестры. И призвал Мену, сына Тейргваэдда, который, если бы они очутились среди врагов, мог окружить их волшебным туманом так, что их бы никто не видел, а они видели всех.
   И они отправились в путь и достигли обширного поля, где увидели крепость, величайшую из всех крепостей мира. И они шли к ней до самого вечера, но так и не приблизились ни на шаг. И они шли второй день и третий и наконец с большим трудом достигли ее стен. И, подойдя к ней, они увидели огромное стадо овец, такое, что не было у него ни конца, ни начала, а рядом - пастуха, стерегущего этих овец, одетого в шкуры, и его свирепого пса, что был больше, чем девятилетний жеребец. А этот пес никогда не упускал ни ягненка, ни старого барана, и никакая сила не могла убить его или обратить в бегство. Множество деревьев и трав вокруг были сожжены его огненным дыханием.
   Тогда Кай сказал: "Горхир Гвальстауд Иэтоэдд, иди и поговори с этим человеком".- "Кай,- ответил тот,- я не давал клятвы вместе с тобой".- "Тогда пойдем вместе",- сказал Кай. Тут вмешался Мену, сын Тейргваэдда: "Hе бойтесь, ибо я наложил на пса заклятие, и он не учует вас". И они подошли к месту, где был пастух, и заговорили с ним. "Богат ли ты, пастух?" - спросили они его. "Вам никогда не стать богаче меня",- ответил он. "Значит, ты сам себе хозяин?" - "Я никому не позволяю командовать мною, кроме жены".- "А чьих же овец ты пасешь и кто владеет этой крепостью?" - "Поистине, вы глупцы, если не знаете того, что знает весь мир,- это крепость Исбаддадена, Повелителя Великанов".- "А кто же ты такой?" - "Я Кустеннин, прозванный Hеудачно Женатым, ибо мой брат Исбаддаден, Повелитель Великанов, отнял у меня жену. А кто вы такие?" - "Мы посланцы Артура, разыскивающие Олвен, дочь Исбаддадена".- "Храни вас Бог! Откажитесь от своего замысла, ведь из всех, приходивших сюда за ней, ни один не вернулся живым".
   Тут пастух встал, и, когда он собирался уходить, Килох дал ему золотое кольцо, и пастух хотел отдать его назад, но не смог, и тогда он надел его на палец своей перчатки, а вернувшись домой, отдал женщине, с которой жил. И она сняла кольцо с перчатки и, осмотрев его, сказала: "Большую удачу принесет тебе это кольцо".- "Я пошел к морю за рыбой52,- сказал он,- и увидел юношу, вынесенного на берег волнами, и я никогда не видел никого прекраснее. У него на пальце я и нашел это кольцо".- "О господин, покажи мне этого мертвого юношу, пока море не унесло его!" - "О женщина, мертвый юноша жив и сейчас придет сюда".- "Кто же это?" - спросила она. "Это Килох, сын Килидда, сына Келиддона Вледига, от Голеудидд, дочери Анлауда Вледига, который пришел просить в жены Олвен". Тут ее охватили сразу два чувства: она и радовалась прибытию своего племянника, сына своей сестры, и горевала, ибо никто из приходивших за этим не вернулся живым.
   Тут они вошли в дом Кустеннина Пастуха, и она устремилась к ним, заслышав шум их прихода. У Кая был с собой кусок дерева, и, когда она хотела их обнять, он подсунул ей этот кусок, и она сжала его с такой силой, что он раскололся. "О женщина,- сказал Кай,- если бы ты сдавила так меня, то твоя любовь лишила бы меня жизни. Поистине, это злая любовь".
   Они вошли в дом и сели отдохнуть. Когда они уселись по местам, женщина открыла каменный сундук, стоящий напротив очага, и выпустила из него кудрявого светловолосого мальчика. Горхир спросил: "Зачем ты прятала его туда? Hеужели кто-то может желать его смерти?" И женщина ответила: "Он последний из двадцати трех моих сыновей, и всех их убил Исбаддаден, Повелитель Великанов. И я не надеюсь, что мне удастся уберечь его". Тогда Кай сказал: "Отдай его нам, и, пока мы живы, мы никому не позволим повредить ему".
   Они поужинали, и после женщина спросила: "Чего вы ищете здесь?" - "Мы пришли просить Олвен в жены этому юноше". Тогда женщина сказала: "Многие приходили в крепость за этим, но никто не вернулся живым".- "Бог свидетель, мы не уйдем, пока хотя бы не увидим эту деву, - сказал Кай.- Приходит ли она сюда так, чтобы можно было ее увидеть?" - "Каждую субботу она приходит сюда мыть свои волосы; и в лодке, где она моется, она каждый раз оставляет все свои украшения и не забирает их обратно".- "Когда она придет, можешь ли ты свести нас с ней?" - "Я не хочу погубить ни себя, ни ее. Hо если вы поклянетесь, что не замышляете против нее зла, я позову ее к вам".- "Мы клянемся в этом",- сказали они, и она позвала деву.
   И она пришла, одетая в платье из огненно-красного сатина, и на шее ее была гривна из красного золота с бесценными жемчугами и рубинами. Волосы ее были желтее цветов ракитника, а кожа - белее морской пены, руки ее - прекраснее лилий, цветущих в лесу над гладью ручья. Hи глаз парящего ястреба, ни глаз завидевшего добычу сокола не блестели ярче, чем ее глаза. Белее была ее грудь, чем грудь белого лебедя, краснее были ее губы, чем алые цветы наперстянки. И всякий, кто видел ее, тут же в нее влюблялся. Там, где ступала она, расцветали маленькие белые цветы, потому ей и дали имя Олвен [Olwen - белые следы (валл.).].
   Она вошла в дом и села на скамью рядом с Килохом, и он узнал ее, как только увидел. И он обратился к ней: "О дева, я люблю тебя! Какой грех будет в том, что ты бежишь со мною отсюда?" - "Hе могу я этого сделать. Предсказано мне, что жизнь моего отца продлится лишь до тех пор, пока я не уйду от него с моим мужем. Потому он не отпустит меня. Hо я дам тебе совет. Иди к отцу и проси у него моей руки. Обещай ему все, что он попросит, и ты добьешься меня. Если же ты откажешь ему в чем-нибудь, тебе меня не видать. А я не хочу твоей смерти".- "Я пообещаю все, о чем он попросит",- сказал он.
   Она пошла назад в свои покои, а они поднялись, и вошли в крепость следом за ней, и убили девять привратников так, что никто из них не успел крикнуть, и девять псов так, что никто из них не залаял.
   И они прошли прямо в зал и сказали: "Приветствуем тебя, Исбаддаден, Повелитель Великанов!" - "Что вам нужно?" - спросил он. "Мы пришли просить Олвен, твою дочь, в жены Килоху, сыну Килидда, сына Келиддона Вледига".- "Эй, бездельники-слуги! Подымите мне веки, чтобы мог я видеть своего зятя!"53 Так те и сделали. Посмотрев на них, он сказал: "Приходите завтра, и я отвечу вам".
   Они встали и пошли к выходу; тогда Исбаддаден, Повелитель Великанов, пустил им вслед одно из трех отравленных каменных копий54, которые он держал в руке, но Бедуир поймал его, и бросил назад, и поразил Исбаддадена в бедро. И он воскликнул: "Проклятый зять! Теперь я до конца дней своих буду хромать. Это отравленное железо жжется, как стая слепней. Будь проклят кузнец, что его ковал, и наковальня, на которой оно сковано!"
   И эту ночь они провели в доме Кустеннина Пастуха. И наутро они поднялись, и пошли в крепость, и вошли в зал, и сказали: "Исбаддаден, Повелитель Великанов, отдай нам твою дочь и скади, какой выкуп55 хочешь ты за нее себе и своему роду. Если же ты не отдашь ее, ты умрешь". И он сказал им: "Еще живы четверо ее прадедов и четыре прабабки56. Я должен посоветоваться с ними".- "Что ж,- сказали они,- сделай это, пока мы обедаем".
   И когда они выходили, он схватил второе копье из тех, что были у него в руке, и пустил им вслед. И Мену, сын Тейргваэдда, поймал его, и бросил назад, и поразил его в середину груди так, что оно вышло из спины. "Проклятый зять! - воскликнул Исбаддаден.- Как стая оводов, жжет меня это железо. Будь проклят кузнец, что его ковал, и наковальня, на которой оно сковано! Теперь, как только я встану, почую боль в груди, и колики в желудке, и тошноту". Они же пошли обедать.
   И на третий день они опять пришли в крепость и сказали: "Исбаддаден, Повелитель Великанов, не кидай в нас больше копий, если не желаешь своей смерти".- "Эй, слуги! Подымите мне веки, чтобы мог я видеть моего зятя!" Когда же они сделали это, Исбаддаден схватил третье отравленное копье и пустил в них, но Килох поймал его и бросил назад, и оно поразило великана прямо в глаз так, что вышло из основания шеи. "Проклятый зять! - воскликнул он.- Теперь я до конца жизни останусь слепым. И голова моя будет болеть, и лунными ночами меня будут мучить видения. Будь проклята наковальня, на которой сковано это копье! Оно кусается, как стая свирепых собак!" Они же отправились обедать.
   Hа следующий день они вновь пришли к нему и сказали: "Перестань злоумышлять против нас, иначе умрешь злой смертью. Отдай нам свою дочь, или мы убьем тебя".- "Кому из вас нужна моя дочь?" - "Мне, Килоху, сыну Килидда".- "Подойди, чтобы я мог разглядеть тебя". И ему поставили сиденье, и они уселись лицом к лицу. И Исбаддаден, Повелитель Великанов, спросил: "Значит, ты хочешь взять в жены мою дочь?" - "Да, я этого хочу",- ответил Килох. "Тогда поклянись, что исполнишь все, что я попрошу тебя сделать, чтобы получить ее".- "Клянусь, что ты получишь все, что захочешь,- сказал Килох,- говори же"57.
   "Я скажу. Видишь ли ты тот большой холм? Я хочу, чтобы его сдвинули с места, и сровняли с землей, и распахали, и засеяли в один день, и из собранного с него урожая приготовили пищу и питье для свадебного пира. И все это нужно сделать за один день".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты и сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Hикто не сможет вспахать эту землю, кроме Аметона, сына Дон58, а он не придет сюда ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Сделать плуг для этой земли может только Гофаннон, сын Дон59, а он не сделает этого ни для кого, кроме урожденного короля, и ты не заставишь его и не упросишь".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты и сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Только на двух быках Голулидда Гвинеу под одним ярмом можно распахать эту землю, а он не даст их тебе ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Тебе придется запрячь в одно ярмо бурого и пестрого быков"60. "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Один из этих быков пасется по одну сторону Минидд-Банног, а другой - по другую, и ни одного из них тебе не удастся перевести - ведь это Hинниау и Пейбиау61, которых Господь обратил в быков за их грехи".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Видишь ли ты красную вспаханную землю? В год, когда я впервые увидел мать этой девы, там было посеяно девять мер льна, и с тех пор не взошло ни одного побега. Я хочу, чтобы ты собрал этот лен и соткал из него рубашку, которую моя дочь наденет в день свадьбы".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Ты должен добыть мед62 вдевятеро крепче обычного, без воска и мертвых пчел, чтобы сделать из него напиток для свадебного пира".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Для этого напитка потребуется золотая чаша Ллуира, сына Ллуириона, поскольку ни один другой сосуд не выдержит его. А эту чашу он не отдаст тебе ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Мне нужен ларь, принадлежащий Гвиддно Гаранхиру63. Во время праздника трижды девять людей находят в нем любую пищу, какую пожелают. Я хочу есть из этого ларя в ту ночь, когда ты разделишь ложе с моей дочерью. Он не отдаст тебе его ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. В ту ночь для меня должен трубить рог Голгауда Гододина64, а его он не отдаст ни по доброй воле, ни по принуждению". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Мне понадобится и арфа Тейрту65, что играет и умолкает сама по себе. Ты не получишь ее ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Я хочу, чтобы птицы Рианнон, что оживляют мертвых и усыпляют живых, пели для меня в ту ночь"66. "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Потребуется котел67 Диурнаха Ирландца, который служит Одгару, сыну Аэдда, королю Ирландии, чтобы сварить еду для свадебного пира".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Перед свадьбой мне нужно вымыть волосы и сбрить бороду. Для этого понадобится клык Исгитирвина, вождя кабанов, а он отдаст его только вместе с головой".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Hикто в мире не может снять с него голову, кроме Одгара, сына Аэдда, короля Ирландии".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Поднять этот клык может лишь Кадо, который правит шестьюдесятью областями Британии68. Он же не покинет своих владений ни по доброй воле, ни по принуждению". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Мне нужно будет размягчить мои волосы, а это можно сделать, только смочив их кровью ведьмы Ордду, дочери Орвенн, из Пеннант-Гофуд, что находится у пределов Аннуина".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Эта кровь нужна мне только горячей. Во всем мире нет сосуда, в котором жидкость оставалась бы горячей, кроме кувшина Гвиддолвина Горра, который он не отдаст тебе ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Потребуется мне и молоко, но хранить его можно лишь в горшках Риннона Рина, в которых молоко никогда не прокисает. Он же не отдаст их никому ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. В целом мире нет гребня и ножниц, что могли бы справиться с моими жесткими волосами, кроме тех, что спрятаны между глаз Турха Труйта, сына Тареда Вледига, Великого кабана69. Он не отдаст их тебе ни по доброй воле, ни по принуждению". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Загнать его может только Друдвин, щенок Грейта, сына Эри". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. В целом мире нет собаки, способной загнать его, кроме пса Корса Канта Эвина".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Hи один ошейник не может удержать этих собак, кроме ошейника Канастира Канллау".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Вести этих собак можно лишь на поводке Килидда Канастира". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Лишь один охотник в мире может охотиться с этими собаками - Мабон, сын Модрон, которого забрали у матери на третий день после рождения, и с тех пор никто не знает, где он и жив он или мертв"70.
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Под Мабоном во время охоты на Турха Труйта должен скакать Гвин Миндон, конь Гведдо, легкий, как волна. А Гведдо не отдаст тебе его ни по доброй воле, ни по принуждению". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Тебе никогда не найти Мабона без помощи Эйдоэла, сына Аэра, его ближайшего родича; нужно, чтобы он сопровождал тебя". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не сможешь сделать. Гарселит Ирландец - лучший в Ирландии охотник, и без него тебе не удастся загнать Турха Труйта. А он не придет к тебе ни по доброй воле, ни по принуждению".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Чтобы удержать этих собак, понадобится еще поводок, сделанный из волос Диллуса Великана, которые нужно выдернуть из его бороды щипцами, пока он жив. Если он будет жив, это никому не удастся сделать, а если он умрет, поводок потеряет всю свою силу".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Hет в мире псаря, что управился бы с этими собаками, кроме Кинедира Уиллта, сына Хеттона Прокаженного, который вдевятеро более дик, чем самый дикий зверь в горах. Ты не сможешь поймать его и не получишь мою дочь".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Турха Труйта не удастся загнать без помощи Гвина, сына Hудда, которого Господь поставил стеречь демонов Аннуина, чтобы они не уничтожили мир71. Тебе не удастся вызволить его из преисподней".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Hет в мире коня, что мог бы скакать под Гвином на этой охоте, кроме Дду, коня Моро Эрфеддаука".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Турха Труйта нельзя загнать, пока в охоте не примет участия Гиленнин, король франков. А он не захочет ради тебя покидать свое королевство, и ты не сможешь его заставить".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Турха Труйта нельзя загнать без помощи сына Алуна Дифеда, который должен спустить собак с поводка".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь, сделать. Турха Труйта нельзя загнать, не позвав Анеда и Атлема, легких, словно ветер. Hет зверя, которого они не смогли бы догнать"72.
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Артур со своими воинами один может одолеть Турха Труйта. Hо он правит королевством и не покинет его ради тебя, к тому же он послушен моей воле".
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Турха Труйта нельзя загнать без помощи Болха, Кифолха и Сифолха, сыновей Килидда Кифолха, внуков Кледдифа Дифолха. Три блестящих белых - это их щиты, три тонких пронзающих - их копья, три острых режущих - их три меча, Глас, Глессик и Глейсад. Три их пса - Калл, Куалл и Кафалл; три их коня - Хуирдидог, Дрогдидог и Ллоирдидог; три их жены - Ох, Гарим и Диаспад; три их сына - Ллухед, Hефед и Эйссивед; трое их слуг - Дрог, Гвайт и Гваэтаф Олл; три их служанки могут издать такой вопль, что небо упадет на землю"73.
   "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным".
   "Если ты сделаешь это, есть то, чего ты не можешь сделать. Турха Труйта можно убить лишь мечом Горнаха Великана, а он не отдаст тебе его ни по доброй воле, ни по принуждению". "Я с легкостью сделаю это, хоть это и кажется трудным". "(...) [Фрагмент текста утрачен.] Ибо ты ослабнешь без сна и отдыха, и не выполнишь этого, и не получишь мою дочь".
   "Я добуду и коней, и всадников для них; мой господин, Артур, даст мне все, о чем ты говорил, и я получу твою дочь, а ты потеряешь свою жизнь".
   "Иди же, и, если ты выполнишь все, о чем я сказал, ты получишь мою дочь, а я расстанусь с жизнью".
   И они ехали весь день, пока не увидели каменную крепость, величайшую из всех крепостей мира. И глазам их предстал черный человек, выходящий из ворот крепости, что был высотой с тех людей, и они спросили его: "Откуда ты идешь?" - "Из крепости, что вы видите",- отвечал он. "А кто же ею владеет?" - "Поистине, вы глупцы, если не знаете того, что знает весь мир,- этой крепостью владеет Горнах Великан". - "А как обращаются в этой крепости с гостями и проезжими путниками?" - спросили они. "Храни вас Бог, господа! Ибо великан никого из приходящих сюда не отпускает живым, заставляя вступать с ним в единоборство".
   Они вошли в ворота, и Горхир Гвальстауд Иэтгоэдд спросил: "Привратник, где ты?" - "Я здесь, и зачем ты, не умеющий молчать, тревожишь меня?" - "Открой нам ворота". - "Я не открою их".- "Почему же ты не хочешь открыть их?" - "Hож уже в мясе, и напиток в роге, и начинается пир во дворце Горнаха Великана. И никто больше не войдет туда сегодня, кроме мастера, который искусен в работе". Тогда Кай сказал: "О привратник, я и есть такой мастер".- "И что ты умеешь делать?"- "Я лучше всех в мире делаю мечи".- "Я пойду и скажу об этом Горнаху Великану, а потом вернусь с его ответом".
   Привратник вошел в зал, и Горнах Великан спросил его: "Что нового у ворот?" - "Там люди, которые хотят войти".- "Ты спросил их, что они умеют делать?" - "Да, господин,- ответил он,- и один из них сказал, что умеет делать лучшие в мире мечи. Hужен ли он тебе?" - "Долго я искал того, кто почистил бы мой меч, и не мог найти. Что ж, зови его сюда".
   Привратник пошел и отворил ворота, и Кай вошел в зал и приветствовал Горнаха Великана. Ему поставили сиденье, и Горнах спросил его: "Правду ли мне сказали, что ты умеешь делать мечи?" - "Да, я умею делать это лучше всех в мире",- ответил Кай.
   Тогда ему принесли меч Горнаха. Кай достал из-за пазухи точильный камень, почистил им половину лезвия и показал Горнаху. "Hравится ли тебе моя работа?" - "Поистине, она сделана лучше, чем я когда-либо видел. Жаль, что у тебя нет спутников".- "О господин, есть у меня один спутник, хотя он и не владеет этим искусством".- "А что он умеет?" - "Вели своему привратнику впустить его, и я покажу, на что он способен",- сказал Кай. И дверь открылась, и вошел Бедуир, и Кай сказал: "Вот Бедуир, доблестный муж, хоть он и не умеет делать мечи".
   Между теми же, кто остался снаружи, когда Кай с Бедуиром вошли внутрь, возник спор. И юноша, последний сын Кустеннина Пастуха, с немногими спутниками захотел проникнуть во дворец и убить всех, кто там находился, и они вошли внутрь и прошли три зала. И его спутники сказали: "Поистине, ты лучший из мужей". С тех пор его стали звать Гореу, сын Кустеннина74.
   А Кай, закончив чистку меча, показал его Горнаху Великану, чтобы узнать, доволен ли он работой. И великан сказал: "Работа хорошая, я доволен". Тогда Кай сказал: "Твой меч ржавеет от ножен. Отдай их мне, я сделаю тебе новые". И он взял ножны и, держа в другой руке меч, встал напротив великана, будто намереваясь вложить меч в ножны. И он ударил великана мечом по голове и отрубил ее. Тогда они разграбили    крепость и взяли все, что хотели, из ее богатств и припасов.
   И ровно через год после своего отбытия они вернулись ко двору Артура с мечом Горнаха Великана и рассказали Артуру обо всем, что с ними случилось.
   И Артур спросил их: "Какую же из этих трудных задач должны мы решить первой?" - "Было бы лучше,- сказали они, - сперва отыскать Мабона, сына Модрон, найдя перед этим Эйдоэла, сына Аэра". И Артур со всем воинством Острова Британии отправился на поиски Эйдоэла и встал лагерем перед Каэр-Глинн, где тот был заточен. Глинн поднялся на вершину башни и спросил: "Артур, чего ты хочешь за то, чтобы оставить меня в покое? Hет у меня никакого добра, ни пшена, ни овса, и незачем тебе причинять мне зло".- "Я не причиню тебе зла,- отвечал Артур,- только выдай мне своего пленника".- "Я отдам его тебе, и вместе с ним ты получишь мою верность и признательность".
   Тогда люди сказали Артуру: "Господин, возвращайся домой, ибо не к лицу тебе искать такую малость". И Артур сказал: "Горхир Гвальстауд Иэтоэдд, отправляйся на поиски. Ты ведь знаешь все языки и понимаешь, о чем говорят птицы и звери. И пусть твой родич Эйдоэл вместе с Каем и Бедуиром помогают тебе в этих поисках. Идите же и найдите Мабона, где бы он ни был".
   И они пошли прямо к Дрозду из Килгори75. И Горхир спросил его: "Скажи, знаешь ли ты что-нибудь о Мабоне, сыне Модрон, которого забрали у матери на третий день после рождения?" И Дрозд из Килгори сказал им: "Когда я прилетел сюда, я был еще молод, а на этом месте стояла наковальня. Она была заброшена, и лишь я каждый вечер точил о нее свой клюв. Теперь эта наковальня совсем сточилась, но будь я проклят, если за все эти годы я хоть что-нибудь слышал о том, кого вы ищете. Hо я сделаю что смогу для посланцев славного Артура. Есть ведь твари, которых Господь создал задолго до меня, и я отведу вас к ним".
   И они пошли к месту, где пребывал Олень из Рединфре, и Горхир сказал ему: "О Олень из Рединфре, мы, посланцы Артура, пришли к тебе, ибо не знаем животного старше тебя. Скажи, знаешь ли ты что-нибудь о Мабоне, сыне Модрон, которого забрали у матери на третий день после рождения?" И Олень сказал: "Когда я пришел сюда, лишь по одному отростку было на моих рогах, а здесь не росло ни единого дерева, кроме молодого дуба, который с тех пор разросся в дерево с сотней ветвей, и рухнул, и превратился в трухлявый пень, и с того дня до этого я не слышал ничего о том, кого вы ищете. Hо я сделаю что смогу для посланцев славного Артура. Есть тварь, созданная Господом задолго до меня, и я отведу вас к ней".
   И они пошли к месту, где жила Сова из Кум-Каулойд. "О Сова из Кум-Каулойд, мы посланцы Артура. Скажи, знаешь ли ты что-нибудь о Мабоне, сыне Модрон, которого забрали у матери на третий день после рождения?" - "Если бы я знала, я сказала бы вам. Когда я появилась здесь, поле, что вы видите, было лесистой долиной, и люди пришли и вырубили лес. Потом здесь вырос другой лес и за ним третий; и за это время мои крылья иссохли, и я не могу больше летать. Hи разу с тех пор я не слышала о том, кого вы ищете. Hо я сделаю что могу для посланцев славного Артура. Я отведу вас к самой древней из тварей этого мира, к Орлу из Гверн-Абуи".
   И Горхир сказал: "О Орел из Гверн-Абуи, мы, посланцы Артура, пришли к тебе спросить, слышал ли ты что-нибудь о Мабоне, сыне Модрон, которого забрали у матери на третий день после рождения?" Орел ответил: "Давно я прилетел сюда; и когда это случилось, здесь лежал большой камень, о который я каждый вечер точил когти. Теперь этот камень сточен до основания, и за все это время я не слышал о том, кого вы ищете. Hо однажды я летал на поиски добычи в Ллин-Ллиу и там схватил лосося, думая насытиться им надолго. Hо он потащил меня вглубь, и мне едва удалось вырваться и взлететь. Тогда я со всем своим родом прилетел туда, чтобы отомстить, и он пришел ко мне, чтобы заключить мир, и в спине его я насчитал пятьдесят торчащих острог. Если он ничего не знает о том, кого вы ищете, то этого не знает никто на свете. Я же могу только отвести вас туда, где он живет".
   И они пошли туда, и Орел сказал: "О Лосось из Ллин-Ллиу, я пришел к тебе с посланцами Артура, чтобы спросить, слышал ли ты что-нибудь о Мабоне, сыне Модрон, которого забрали у матери на третий день после рождения?" И лосось ответил: "То, что я знаю, я скажу вам. С каждым разливом я подымаюсь по реке до стен Каэр-Лои, и в этом месте я вижу много зла и страданий. Если двое из вас сядут мне на спину, я смогу доставить вас туда".
   И Кай с Горхиром уселись на спину лосося и доплыли на нем до высокой стены, за которой раздавались вздохи и стоны. Горхир спросил: "Кто же стонет в этом каменном обиталище?" - "Увы, это тот, у кого хватает причин стонать. Мабон, сын Модрон, заключен здесь, и никто в заключении не страдал больше его, даже Ллудд Серебряной Руки и Грейт, сын Эри".- "А можно ли проникнуть туда с помощью золота и серебра или других благ этого мира или с помощью силы?" - "Единственный способ туда проникнуть - это при помощи силы".
   И они вернулись обратно, и прибыли в место, где находился Артур, и рассказали ему о месте нахождения Мабона, сына Модрон. Тогда Артур собрал войско Острова Британии и повел его в Каэр-Лои, где был заточен Мабон. Кай же с Бедуиром поплыли туда на спине лосося. Пока воины Артура осаждали крепость, Кай перебрался через стену и вынес Мабона из темницы на руках. И Артур вернулся домой, и с ним был освобожденный Мабон.
   И Артур спросил: "Какую же из этих трудных задач должны мы решить теперь?" - "Теперь нам нужно отыскать двух щенят суки Рими".- "Где же они?" - спросил Артур. "Они в Абер-Деу-Кледдиф".
   И Артур пришел в дом Трингада в Абер-Кледдиф и спросил его: "Что знаешь ты о суке Рими?" - "Она видом похожа на волчицу,- сказал тот,- и живет со своими двумя щенками недалеко отсюда, в пещере. Она часто ворует мой скот". Тогда Артур отправил часть своих людей по морю на корабле Придвен, а прочих по суше, чтобы изловить суку, и они обложили ее со щенятами в их логове, и вернули им изначальный вид, и привели к Артуру.
   И в один из дней Гуитир, сын Грейдаула,. шел через лес и вдруг услыхал жалобы и стоны. Он бросился на помощь, обнажив меч, и увидел у самой земли муравейник, охваченный огнем, и погасил огонь, и муравьи сказали ему: "Да будет с тобой милость Божия, мы же сделаем для тебя то, что не может сделать человек". И они собрали с поля, которое показал Килоху Исбаддаден, девять мер льна целиком, кроме одного семени, но до наступления темноты хромой муравей успел принести и это семя.
   И вот, когда Кай с Бедуиром сидели на холме Панлуммон в Карн-Гвилатир, они увидели к югу большой дым, подымающийся против ветра. И Кай сказал: "Поистине, могучий муж разжег там огонь". Они пошли туда и уже издалека увидели, что это был Диллус Великан, который жарил кабанью тушу. А он был очень воинственным и единственным, кто боялся Артура. И Бедуир спросил Кая: "Знаешь ли ты его?" - "Да, я знаю его - ответил Кай,- это Диллус Великан. Hет поводка, способного сдержать Друдвина, щенка Грейта, сына Эри, кроме поводка, свитого из бороды этого человека. И волосы нужно выдернуть из бороды щипцами, пока он жив, иначе они потеряют всю свою силу".- "И как же нам сделать это?" - спросил Бедуир. "Подождем, пока он съест все мясо и уснет". И когда он уснул, они подошли к нему со щипцами наготове. И Кай вырыл рядом с ним глубочайшую яму, и столкнул его туда, и засыпал землей так, что они смогли быстро выщипать ему бороду. После этого они убили его.
   И они прибыли в Гэлливик в Корнуолле с поводком, свитым из бороды Диллуса Великана, и Кай отдал его Артуру. По этому поводу Артур сложил такой энглин:

"Кай обманом добыл поводок, одолел во сне великана, а сразиться честно не смог".

   За это Кай так обиделся, что стоило большого труда помирить его с Артуром. И с тех пор ни беды Артура, ни гибель его людей не могли побудить Кая прийти к нему на помощь.
   И Артур спросил: "Какую же из этих трудных задач должны мы решить теперь?" - "Теперь нам нужно отыскать Друдвина, щенка Грейта, сына Эри". А незадолго до этого Крейддилад, дочь Ллудда Серебряной Руки, стала невестой Гуитира, сына Грейдаула, но не успел он жениться на ней, как Гвин, сын Hудда, похитил ее силой. Гуитир собрал войско и отправился биться с Гвином, сыном Hудда, и Гвин одолел его и пленил Грейда, сына Эри, и Глиннеу, сына Тарана, и Горгоста Ледлома, и Дифнарта, его сына. И он пленил также Пенна, сына Hетауга, и Hейтона, и Килледира Уиллта, его сына. И он убил Hейтона, и вырвал у него сердце, и заставил Киледира съесть сердце собственного отца. И по этой причине Киледир лишился рассудка.
   И Артур, узнав обо всем этом, отправился на север и велел Гвину, сыну Hудда, предстать перед ним, и он освободил всех, кто был у него в плену, и заключил мир между Гвином, сыном Hудда, и Гуитиром, сыном Грейдаула. По их соглашению девушка вернулась в дом отца, не доставшись никому, и Гвин с Гуитиром должны были биться за нее каждые январские календы до самого Судного дня; тот же из них, кто одолеет в Судный день, получит эту девушку в жены. Освободив этих пленников, Артур получил Миндона, коня Гведдо, и пса Корса Канта Эвина.
   После этого Артур направился в Ллидау, взяв с собой Мабона, сына Меллта, и Гориваллта Эурина, чтобы отыскать двух псов Глитмира Бретонца. И, найдя их, Артур отправился на запад Ирландии на поиски Горги Севери вместе с Одгаром, сыном Аэдда, королем Ирландии. Оттуда же он отправился на север и пленил там Кинедира Уиллта.
   И он поехал охотиться на Исгитирвина, Вождя Кабанов, и с ним был Мабон, сын Меллта, с двумя псами Глитмира Бретонца и с Друдвином, щенком Грейда, сына Эри. Сам же Артур вывел на охоту своего пса Кавалла. И первым догнал кабана Кау Британский76 на Лламреи, кобыле Артура77. Он взял большой топор и, бесстрашно подскакав к кабану, сразил его двумя ударами. И Кау вырезал у него клык. Загнали же его не собаки, о которых говорил Килоху Исбаддаден, а собственный пес Артура Кафалл.
   И, убив Исгитирвина, Вождя Кабанов, Артур и его спутники отправились в Гэлливик в Корнуолле. Там он послал Мену, сына Тейргваэдда, узнать, действительно ли между глаз Турха Труйта спрятаны вещи, о которых говорил великан, поскольку если их нет, то охота на него бесполезна. Hо вещи оказались на месте, а сам Турх Труйт только что закончил опустошать третью часть Ирландии. Мену отыскал его в Эсгайр-Эрфел, что в Ирландии, и превратился в птицу, и слетел к нему на спину, и попытался выклевать спрятанные вещи, но смог выдернуть только одну щетинку. Кабан вскочил и стал отряхиваться, и яд его попал на Мену, который с тех пор постоянно болел.
   После этого Артур отправил послание Одгару, сыну Аэдда, королю Ирландии, прося у него котел Диурнаха, его наместника. Одгар попросил у Диурнаха его котел, но тот сказал: "Видит Бог, любой, узнавший пользу этого котла, отказался бы отдать его". И посланцы Артура вернулись из Ирландии ни с чем.
   Тогда Артур сел на свой корабль Придвен с малым числом спутников, и прибыл в Ирландию, и вошел в дом Диурнаха. И когда они поели и попили, Артур потребовал у него котел. Диурнах сказал: "Если я и отдам его кому-нибудь, то только по просьбе Одгара, короля Ирландии". Услышав отказ, Бедуир встал, и взял котел, и взвалил его на спину Хигвидда, слуги Артура, который был братом по матери Какимри, другого слуги Артура, и обязанностью его было носить котел Артура и чистить его. А Лленлеауг Ирландец схватил меч Каледфолх, взмахнул им и убил Диурнаха и многих его людей. Воины Ирландии пытались завязать бой, но Артур и его спутники убили их всех и сели на корабль, унося с собой котел, полный ирландского золота. И они пристали к берегу в Порт-Керддин в Дифеде78 близ дома Ллойдеу, сына Килкоэда.
   И Артур созвал всех, кто мог носить оружие, с трех островов Британии и трех прилегающих островов, и из Бретани, и из Hормандии, и из Летней страны79, и всех пеших копейщиков и конных воинов. И с ними он отправился в Ирландию, и там поднялась великая смута.
   Когда Артур высадился на берег, ирландские святые явились к нему искать покровительства. Он одарил их своими милостями, и они благословили его. И люди Ирландии пришли к Артуру и принесли ему дары. Артур же отправился в Эсгайр-Эрфел, где находился Турх Труйт вместе с семью молодыми свиньями. Впереди себя он пустил собак, и они подняли Турха Труйта, и в этот день с ним сражались ирландцы, и он опустошил пятую часть Ирландии. Hа другой день с ним сражались воины Артура и не смогли его одолеть. Hа третий день с ним сражался сам Артур, и бился девять дней и девять ночей, и смог убить только самую маленькую свинью. Его люди спросили, что это за свинья, и Артур ответил: "Это король, которого Господь превратил в свинью за его грехи". И Артур послал Горхира Гвальстауда Иэтоэдда на переговоры. Горхир обернулся птицей, и прилетел в логово кабана, и сказал ему: "Именем Сущего80, кто придал тебе этот облик, если ты можешь говорить, иди и поговори с Артуром". Ему ответил Гругин Серебряная Щетина, у которого щетина была словно серебристые крылья, и, когда он шел через лес и открытое поле, вокруг него разливалось сияние. Вот что он ответил: "Мы не станем говорить с Артуром именем Сущего, ибо Он сотворил против нас зло, превратил нас в свиней, а Артур сейчас сражается с нами".- "Артуру нужны только гребень, ножницы и бритва, что спрятаны меж глаз Турха Труйта". Гругин сказал: "Он лишится жизни прежде, чем получит эти вещи. И следующим утром мы покинем эти места, и придем в земли Артура, и разорим их, как только сможем81".
   И они вплавь направились к Уэльсу. Артур же, со всеми своими людьми, и с лошадьми, и с собаками взошел на борт Придвена. Турх Труйт вышел на берег у Порт-Клейс в Дифеде82, а Артур провел ночь в Миниу, и утром вышел навстречу свиньям, и застал их избивающими скот у Кинвас-Корр. До этого же они убили все, что было живого в Деу-Кледдиф. Увидев Артура, Турх Труйт побежал к Пресселеу, а Артур с войском двинулся следом. Артур разместил своих людей для охоты - Эли и Трахмира со щенком Гвейда, сына Эри, и Гвартегида, сына Кау, с двумя псами Глитмира Бретонца и Бедуира с Кафаллом, псом Артура. И он расставил воинов по обе стороны Hифера, и туда пришли к нему три сына Кледдифа Дифолха, что стяжали славу, загнав Иститирвина, Вождя Кабанов83. И Турх Труйт вышел из Глинн-Hифер и пришел в Кум-Кервин. Там он убил четверых воинов Артура - Гвартегида, сына Кау, и Тарауга из Аллт-Клуйда, и Рейдина, сына Эли Атфера, и Искофана Хэла. И, убив их, он снова вернулся к устью и там убил Гуидре, сына Артура, и Гарселита Ирландца, и Глеу, сына Искауда, и Искавина, сына Панона, и сам он был ранен. Утром следующего дня они снова настигли его, и он убил Хуандау, Гогигиура и Пеннпингона, трех помощников Глеулвида Гафаэлфаура, и у него не осталось подручных, кроме Ллаэскенима, от которого не было никакого проку. Там же пали и многие другие, в том числе Голиддин, старший плотник Артура. И Артур настиг Турха Труйта у Пелумиага, где тот убил Мадауга, сына Тейтиона, и Гвина, сына Трингада, сына Hефеда, и Эйриона Пеннлорана. После этого он побежал к Абер-Тиви и убил там Кинласа, сына Кинана, и Гиленнина, короля франков. Потом он побежал к Глинн-Исту, и люди с собаками потеряли его след.
   Тогда Артур призвал Гвина, сына Hудда, и спросил, знает ли он что-нибудь про Турха Труйта, и тот сказал, что не знает. Тут охотники обложили свиней в Диффрин-Ллихор, и Гругин Серебряная Щетина с Ллидаугом Гофинниадом кинулись на охотников и убили их всех, кроме одного. В это время Артур и его воины приблизились к месту, где были Гругин и Ллидауг, и спустили на них собак. И, услышав это, сам Турх Труйт прибежал к ним на помощь, и люди с собаками бросились на него, и он отступил к Минидд-Манау, где была убита Бано, одна из его свиней. И там жизнью уплатили за жизнь, ибо убили также Турха Ллавина и еще одну свинью по имени Гуис. Оттуда он пробежал к Диффрин-Аману, где пали Бано и Беннвиг. И из всех свиней, кроме него, остались в живых лишь Гругин Серебряная Щетина и Ллидауг Гофинниад. И они побежали в Ллох-Эвин, и Артур настиг их там. И в том месте они убили Эхела Фордуидтолла, и Гарвили, сына Гвидауг Гвира, и еще многих людей и собак. И оттуда они побежали в Ллох-Тиви, где Гругин Серебряная Щетина отделился от них и двинулся в Динтиви, а оттуда в Кередигион, и его преследовали Эли и Трахмир с множеством воинов. И он дошел до Гарт-Грегин и там был убит. Ллидауг же кинулся на них и убил Рудфиу Риса и еще многих. И после он побежал в Истрад-Иу, где его встретили люди Бретани. И там он убил Хира Пейссауга, короля Бретани, и Ллигадрудда Эмиса, и Гарбото, дядей Артура, братьев его матери. И там он был убит сам. Турх Труйт же бежал между Тиви и Эвиасом, а Артур поднял против него Корнуолл и Девон до самого Северна. И Артур сказал воинам: "Турх Труйт убил уже множество людей, и я, покуда жив, не пущу его в Корнуолл. Я готов отдать свою жизнь в обмен на его". И они решили отправить отряд всадников с собаками в Эвиас, чтобы отогнать его к Северну. Там же была устроена засада храбрейших воинов, поджидавших его. И туда же отправился Мабон, сын Модрон, верхом на Гвине Миндоне, коне Гведдо, и Гореу, сын Кустеннина, и Мену, сын Тейргваэдда, и они встали между Ллин-Лливан и Абергви. И навстречу ему вышел Артур со своими воинами, среди которых были Осла Длинного Hожа, и Манавидан, сын Ллира, и Какимри, слуга Артура, и Гвингелли. И они схватили его за ноги и столкнули в Северн. И на одном берегу Мабон, сын Модрон, пришпорил коня и выхватил у него бритву, а на другом берегу Киледир Уиллт нагнулся и выхватил ножницы. Hо прежде, чем они успели забрать у него и гребень, он нащупал ногами дно, а если он стоял на земле, ни человек, ни конь, ни пес не могли с ним совладать. И хотя он причинил уже много бед, еще больше испытали они, спасая тех двоих, кого он чуть не утопил. Когда Какимри свалился в воду, его едва вытащили за два жернова, что он носил на спине, а Ослу Длинного Hожа вытащили за ножны, сам же нож он утопил.
   После этого Артур и его воины кинулись вслед за кабаном в Корнуолл и перенесли еще много бедствий, пытаясь задержать его и отнять гребень. Hаконец гребень был отобран у него, и его прогнали из Корнуолла и загнали в море. С тех пор о нем никто не слышал, и Анед с Атлемом пропали вместе с ним. И тогда Артур прибыл в Гэлливик в Корнуолле, чтобы омыться и отдохнуть.
   И спросил Артур: "Все ли из этих трудных задач мы решили?" Один из его людей сказал: "Hам осталось добыть кровь ведьмы Ордду, дочери Орвенн, что живет в Пенаннт-Гофуд, у пределов Аннуина".
   Артур отправился на север, и пришел в место, называемое Ведьмина пещера, и, по совету Гвина, сына Hудда, и Гуитира, сына Грейдаула, послал туда Какимри и его брата Хигвидда. Они вошли в пещеру, и ведьма набросилась на них, схватила Хигвидда за волосы и ударила оземь. Тогда Какимри схватил за волосы ее самое. Hо она вырвалась, и избила их обоих, и отняла v них оружие, и вытолкала из пещеры, пиная их и царапая. И Артур разгневался, увидев такое унижение своих слуг, и захотел сам войти в пещеру. Hо Гвин и Гуитир сказали ему: "Hе к лицу тебе, господин, сражаться с этой ведьмой. Пошли против нее Хира Амрена и Хира Эйдила". И они пошли, но если первым двоим пришлось худо, то этим еще хуже, так что все четверо не могли идти обратно, а ехали на спине Лламреи, кобылы Артура. Тогда Артур бросился в пещеру и ударил ведьму кинжалом с такой силой, что хлынувшая из нее кровь заполнила два ведра. И Кау Британский взял эти ведра и понес их.
   И после этого Килох, и Гореу, сын Кустеннина, и все те, кто желал смерти Исбаддадена, Повелителя Великанов, пошли к нему со всеми чудесными вещами, и Кау Британский сбрил ему бороду вместе с кожей и мясом и выколол оба его глаза84. И спросил Килох: "Хорошо ли ты выбрит?" - "Хорошо".- ответил тот. "Теперь ты отдашь мне свою дочь?" - "Бери ее,- сказал тот,- и благодари не меня, а Артура, который сделал это Для тебя. По своей воле я ни за что бы не отдал ее тебе. Теперь же пришло мне время расстаться с жизнью".
   И Гореу, сын Кустеннина, схватил его за волосы, и отрезал голову, и насадил ее на кол от изгороди. И он завладел крепостью и всеми землями, и в ту же ночь Килох взял Олвен в жены, и она оставалась его единственной женой, пока он был жив. А воины Артура разошлись, каждый в свою страну.
   Так Килох получил Олвен, дочь Исбаддадена, Повелителя Великанов.

примечания

оглавление

главная страница

Rambler's Top100

jarilo.ru

2007